ArMaXis. Дева Света

Я шел во тьме, стремясь куда-то,
Я шел, не зная почему.
Рассудок говорил: "Не надо!"
Душа кричала: "Ни к чему!"

Но я все шел. И твердо зная,
Что цель моя уже близка,
По вымершей земле ступая,
Я шел, куда звала тоска.

Вокруг была лишь ночь глухая,
А голос все твердил: "Сюда!"
И, шепоту сему внимая,
Я поглядел вокруг себя:

"Вот лес ночной, но что же боле...
Стоп! Что темнеет там вдали?"
Вдруг холодок коснулся поля
Моей отчаянной души.

"Не может быть! Нет! Нет! Не это!" -
Мой мозг внезапно закричал.
Темнея в стороне от света,
Гроб многолетней мглы стоял.

Я отшатнулся в страхе смертном,
Хотел бежать... но гроб манил...
Я подошел к нему смиренно,
Я сам не ведал, что творил.

Рука мне стала как чужая,
Мой мозг дурманил страшный сон,
И, словно круг сей замыкая,
Рассудок вышел с тела вон.

Перста тянулись к ручке темной...
Я шаг за шагом наступал...
И, весь от ужаса холодный,
Я крышку гроба приподнял.

Там было пусто! Прочь сомненья!
Конец всем страхам! Гроб пустой!
И, обезумев от волнений,
Я хлопнул крышкой дубовой.

"Ну, вот и все... я зря старался,
Стремясь куда-то в тишине.
Я бесполезно волновался -
Судьба не даст ответа мне!"

Я собирался уж покинуть
Площадку с гробом роковым,
И вновь во мраке ночи сгинуть,
Предав судьбу рукам святым.

Но вдруг из сумрака ночного
Окутанное вечной мглой
Виденье страха неземного
Явилось резко предо мной.

Дыханьем смерти проскользнуло
Оно сквозь света полосу,
К могильной крышке вмиг прильнуло,
Не тронув на траве росу.

Вдруг вспышка света золотого,
Мгновенье... и опять лишь тьма.
И вот из облака святого
Виденье смотрит на меня.

Принцесса сумрачного света,
Богиня темного огня,
Во мрак ночи была одета,
Пронзала холодом меня.

Созданье бога! Бес из ада!
Мой ангел тьмы! Мой демон сна!
Моя смертельная отрада!
Прекрасна ужасом она!

Я замер, ею наслаждаясь,
Я всей душою оживал.
И, красотой сей упиваясь,
Богиню взглядом поглощал.

Изгибы тела, словно ветер,
Шептали сумрака приказ.
Лицо сияло в чистом свете,
Что исходил из ясных глаз.

Черты, объятые волненьем!
Она одета красотой!
Но вдруг, подняв завес забвенья,
По деве тень прошла волной.

И мне открылось лицо правды,
То демон сна оковы снял,
И образ ангельской отрады
В реальности своей предстал.

Она осталась той прекрасной
Дриадой, что дарила свет,
Но и предстала мне несчастной
Рабыней неизбежных лет.

О, Боже! Как она страдала
В той прошлой жизни на земле.
Как алой кровью истекала,
Предав судьбу бессмертной мгле.

Мне в разум правда проникала:
Картина всплыла предо мной,
Как дева света умирала,
Скитаясь сердцем и душой.

Я не хотел внимать страданьям,
Но дух мне в тело проникал.
И, посвятив меня в терзанья,
Историю свою вещал.

Про то, как родилась дриада,
Как наполнялась красотой,
Как искусителей из ада
Возненавидела душой.

Она была чиста любовью,
Она сияла добротой,
Но зависть измеряют кровью,
И смерть объята тишиной.

Соперницы застали деву
Одной, спешащей в темноте.
Ножи вонзились в тело Евы,
И боли крик восстал во мгле.

Она стонала в муках смертных,
И кровь струилась в тишине,
А лезвия врагов презренных
Терзали плоть, родную мне...

Похоронили деву вскоре,
Но гроб боялись закопать.
Исполнив дьявольскую волю,
Ее оставили страдать.

Она брела во мраке леса,
Ища пристанище душе,
И стоны неземного беса
Манили девушку к себе.

А путь в Эдем - такой далекий,
Попасть туда - удел не всех.
Дорога в ад - прыжок глубокий,
Лишь вспомни свой последний грех.

"Но почему пошла ко злу ты?"
"Зачем мне нужен этот рай?
Зачем мне ангельские Бруты?
Приятней слушать бесов лай"

Да, нет людей безгрешных в мире,
Но я была чиста душой,
И, выбрав дьявольских сатиров,
Я потеряла свой покой.

Ведь там, в раю, меня все ждали,
Ведь я могла бы стать святой,
Но их надежды вмиг пропали:
Я сговорилась с сатаной:

Я пожелала смерти врагам,
И дьявол внял моим мольбам:
Созданья жуткие из мрака
Прильнули вмиг к моим рукам.

Я с демонами возвратилась
На землю грешную опять.
Деревня ужасом покрылась...
Я всех заставила страдать!

В тот день пощады я не знала,
Лишь злость питала плоть мою.
Ту плоть, что прежде умирала,
А нынче - смерть несла врагу.

Все умерли без исключенья:
Как дети, так и старики.
Я убивала без сомненья,
Плоть разрывая на куски.

Но все же я тебе признаюсь:
Когда соперниц я нашла,
Их кровью с жаждой упиваясь
До пика злости я дошла.

И снова смерть и разрушенье...
Всех тех, кто хоронил меня,
Отдала монстрам на съеденье,
Их уничтожив без следа.

Деревня пламенем пылала,
И в крови гнили груды тел,
И лишь когда врагов не стало,
Дух тьмы из сердца улетел.

От родины моей осталась
Земля, отравленная злом.
Им по заслугам всем досталось!
Их больше нет! И поделом!

Но я забыла о детали,
О, как же я была глупа!
Душой расплату с меня взяли.
Ее забрал сам сатана

И я осталась лишь виденьем,
Туманом легким на земле...
Он проклял меня, без сомненья,
Распял душу мою в огне.

И для меня сейчас загадка:
Ведь он мог взять меня с собой,
Мог сделать меня девой мрака...
Он управлял моей судьбой...

Но нет! Отвергнутая небом,
С проклятьем дьявола одна
Ища покоя на планете,
К своей могиле я пришла.

Я здесь витаю три столетья
Без тела, сердца и судьбы.
Я - бесполезная комета,
Я - манекен у сатаны.

Так будет вечно: смерть, рожденье...
Мир существует без меня...
Я - сгусток ветра, я - виденье,
Я - пепел темного огня.

Оставь меня, я недостойна
Дышать энергией твоей.
Иди своим путем спокойно,
Отдайся жизни ты своей!"

"Постой! Тебя я не оставлю!
Меня вела к тебе судьба!
Душу твою я в рай направлю!
Душу, что отнял сатана!

Скажи, как снять проклятье это
Как обрести тебе покой?
Ответ ты знаешь, дева света!
Так поделись же им со мной!"

"Коль просишь ты, я расскажу
Историю своих скитаний:
Мой гроб лежал в густом лесу
Вдали от птичьих щебетаний.

Меня не предали земле,
И я осталась меж мирами,
Но, как-то ночью, в тишине
Была я найдена ворами.

Они ограбили могилу,
И тело выкинули прочь
Дорогу я не позабыла,
И можешь только ты помочь:

Прошло три сотни лет проклятых,
Но плоть моя еще цела:
Лишь сила чувств моих распятых
Ее от времени спасла.

Перенеси же мое тело
Ты в гроб, забытый и пустой.
Закончи начатое дело:
Дай обрести в земле покой".

"Я облегчу твои страданья!
Я плоть твою предам земле!
Твоим внимаю указаньям,
Готов искать тебя во мгле.

И, повинуясь зову девы,
Побрел я меж гнилых стволов...
Нашел в грязи я вскоре тело,
Измученное от врагов.

И я склонился перед нею,
Пред плотью старой и гнилой:
Я видел в этом теле фею!
Ее любил я всей душой!

Внезапно разум испарился...
Порыв любви страх отогнал...
К ее лицу я вдруг склонился
И в холод губ поцеловал.

Весь мир исчез, а мы - остались.
Любовь и смерть объяли нас.
Мы никогда бы не расстались,
Но злой разлуки пробил час.

Я со слезами поднял тело,
И с ним направился назад.
Я должен был закончить дело!
Проклятье должен разорвать!

Я рыл в ночи, сгорал от боли...
Я бился оземь, я стонал...
Мои перста покрылись кровью...
Я рыл могилу... я спасал!

И через час она лежала
В гробу под толщей земляной.
Она чиста! Проклятье спало!
И дух ее обрел покой...

"Я благодарна, мой спаситель!"
Пронзил вдруг голос тишину.
"Ты - мой архангел, мой хранитель
И я люблю тебя... люблю!

И знай, мой друг, я не пылала
Такой любовью никогда.
Увы, судьба нас разорвала,
Ты средь живых, а я - мертва.

Ты прекратил мои страданья,
Ты возродил душу мою,
Пришла минута расставанья,
Прощай любовь! Я ухожу..."

Она исчезла... испарилась...
Растаяла в тиши ночной...
Еще одна судьба разбилась...
Моя судьба! С моей душой...

Мне будет плохо, тяжко, больно,
Мне будет горько с этим жить.
Я сохраню любовь к покойной!
Я буду преданно любить!

Когда умру - мы будем вместе.
Любовь бессмертна. Мы - сильны...
Не будет страха, боли, мести,
Не будет ветра прошлой тьмы.

"Хочу любить! Хочу молиться!
Хочу в любовных муках жить!
Господь, дай шанс мне измениться!
И о судьбе ее молить!"

Я встал с земли... Я возродился...
Душа чиста... а в сердце боль...
Мне в жизни новый путь открылся:
Хранить любовь и чтить покой...

Март-ноябрь 2006