Ravvin. Оранжевый снег

      А однажды пошел снег. Он был удивительно похож на тот, который идет тридцать первого декабря, такой же спокойный и мягкий, делающий атмосферу мохнатой и пушистой, плавными движениями увлекающий за собой все события уходящего года, виртуозно аккомпанирующий царящему повсюду веселью и праздничному настроению, с легким, но устойчивым запахом детства и чуть сладковатым привкусом чего-то чудесного. Может показаться невероятным, но этот снегопад не просто обещал чудо, он являл его своим оранжевым цветом. Да, да, именно оранжевым! Снежинки цвета ярчайшего апельсина, кружась, тихо падали и вместе с тем, никак не могли достигнуть поверхности. Казалось, что кто-то постоянно встряхивает все вокруг, подобно тому, как это можно проделать со стеклянной игрушкой-снегопадом.
      Воздух наполнился всепоглощающей тишиной. Снег впитал в себя абсолютно все звуки, прекратил всякое движение за исключением своего собственного. Перед глазами стояло неописуемое зрелище - немой и замороженный борхесовский алеф. По-видимому, мне удалось найти не место, где его можно увидеть, а явление, в котором он себя обнаруживает. Этот великолепный монстр величественно вздымался огромной ледяной глыбой, из айсбергов-осколков которой так легко можно было бы выложить слова "вечность", "бесконечность", "пустота", "ничто", "абсолют". Своим холодным дыханием он заморозил время, заставив поверить в то, что оно есть лишь бессмертное творение человеческой мысли. Все мои попытки созерцать и осознавать происходящее пресеклись, я сделался частью этого зимне-апельсинового монумента. Какое-то безумие - чувствовать себя снежинкой, к тому же оранжевой, в свободном падении. Я превратился в клубок всех известных и неизвестных человеческих ощущений. Невероятно трудно пытаться описать происходившее. Вся кристальность восприятия в том состоянии оказалась совершенно непереносимой в реальность, она просто растаяла. Память, подгоняемая стремительными мыслями, выдает лишь мгновенные фрагментарные вспышки, столь короткие, что мышление неспособно сконцентрироваться на них, равно как и неспособно оно ввести "антивременное" измерение, с тем, чтобы получить четкое разложение момента. Сложно сказать, сколько времени я пробыл частью монумента, снег неожиданно и вместе с тем незаметно прекратился, мистическое ледяное чудовище выпустило меня из своих лап, и... все кончилось.
      С тех пор я думал, что никогда больше не встречусь с ним, как бы мне того ни хотелось и сколько бы ни искал его. Но вот оно, где-то бродит совсем рядом. Это оно делает слова столь скользкими, что они не могут удержаться на бумаге, это оно замораживает пальцы, что я не в состоянии писать. Значит, оно здесь, оно со мной! Я чувствую, как мороз бежит по коже от его дыхания! Значит, есть надежда, что когда-нибудь снова пойдет оранжевый, а, может, вовсе и не оранжевый, а зеленый, красный, синий или даже белый снег, и снова поглотит меня, и будет моим проводником в путешествии по бесконечным лабиринтам ледяного алефа. Тогда-то я уж постараюсь не упустить возможность выложить из его осколков слово "вечность" и остаться там навсегда...