Vera Gastmann. Маленькая часть очень долгой сказки

No one can blame you for walking away...

D.Bowie


      Мы стояли рядом, я - облокотившись о парапет, он - небрежно разглядывая свои руки. Тринадцать перстней на десять тонких пальцев - по мнению Джерета, это было еще очень и очень скромно. Зимний ветер шевелил мой мягкий теплый плащ, спадавший до самого пола; ненадолго проглянувшее солнце заставляло меня жмуриться. Джерет невозмутимо смотрел вниз, в долину; казалось, ему не холодно. И, хотя он был рядом, ветер то подхватывал его голос так, что я не разбирала слов, то отпускал его:

Увы, окончена игра
И время истекло вчера -
Я нынче предан леди Джейн, -

тихонько напевал он.
      Я хорошо помнила, как застала его в тронном зале - скучающе перевесившего ноги через вызолоченный подлокотник трона, рассеянно перебирающего струны... Впрочем, как оказалось позже, мелодия принадлежала Мику - и гоблин его знает, как дошла до чутких королевских ушей. Не суть, ветер принес из лесной чащи...
      Я уже собиралась вернуться внутрь, к камину и коробочкам северного бисера, когда у нижних ворот парка, где кончалась дорога, шедшая на Гору из Эверглейдса, звонко и чисто пропел рог. Это стража внизу трубила сигнал Замка Граниент. Я в недоумении взглянула на Джерета; этот сигнал подавали, когда к воротам приближался кто-либо из королевской семьи (то есть или Эльверт - что было редкостью, или Джерет, или я). Но Эли был на Юге, а мы здесь. Снизу до нас долетел скрежет ворот.
      Джет подался вперед, ленивое оцепенение слетело с него; он воскликнул что-то среднее между "о, светлые звезды!" и "вепрь меня зашиби!" (вполне в его стиле). "Стража открыла ворота", - мелькнуло у меня в голове. Значит, в Замке знают, кто прибыл!
      Четкие брови Джерета сошлись в одну изломанную черту; он напряженно всматривался в путаницу парка. По застывшей аллее от ворот к парку... И мы увидели!
      Всадник на вороном коне, уверенно минуя лабиринт выстриженных вечнозеленых кустов, стремительно несся ко входу в Замок. Вернее - Джет нагнулся и глаза его нежно вспыхнули, а на губах появилась улыбка - это был не всадник, а всадница - позолоченные солнцем волосы летели за плечами, как плащ...
      - Скорее вниз, Джейн! - Джет схватил меня за руку и потащил за собой.
      Мы промчались по лестнице - гулкий стук его каблуков - выбежали на галерею, впереди нас брызнула кучка гоблинов, и мы очутились на ступенях Замка как раз в тот момент, когда всадница резко осадила коня, легко спрыгнула на землю... и Джерет, кинувшись к ней, почти подхватил ее на руки. Она рассмеялась хрипловато и смущенно, вырвалась и отбросила с лица длинные волосы.
      - Светлый полдень, - произнесла она - и ему, и мне, и страже, и Замку.
      Радостные вампиры уже вели ее коня прочь. Когда-то, когда я только появилась здесь, и с королем (тогда еще принцем) была не в ладах, меня тоже встречали так - и с почтением, и с радостью... Джет повернулся ко мне:
      - Это - моя сестра.
      На секунду я потеряла дар речи. Да, они были похожи. Как я могла не понять этого раньше, увидев, как она подъезжает к Замку, увидев засиявшие глаза короля.
      Только сестра Джерета могла так держаться в седле и носить такую черную куртку со стоячим воротником, и так хлопать хлыстиком по высокому, черному же, сапогу.
      Ветер взбил ее волосы, добавив сходства. Только его сестра могла улыбаться так по-ведьмински острó и лукаво.

      * * *

      И все-таки... Я уже знала эти глаза - цвета приглушенной бирюзы или яркой патины. Четвертый день Последнего месяца, Питер, Лермонтовка, Гвенди и я... Очередь на Glass Spider... "Кстати, если хотите увидеть его..."

      * * *

      Джерет шутливо-торжественно соединил наши руки:
      - Леди Джейн... Леди Моргана...
      И мы вошли в Замок...

1991 год