Vera Gastmann. Геттенский цикл

I


Эстравен

В Кархиде зима - как всегда. Оснежены крыши,
Несéрем метет и танцует вдоль стен городских,
Взвивается к небу - и выше, и выше, и выше...
И мерзнут созвездья - я, кажется, чувствую их.
А там, во дворце, о еще нерожденном ребенке
Король Аргавен вспоминает, склонившись к огню.
Одежды ли тонки мои, или стены здесь тонки?
Я, впрочем, метель в отчужденьи моем не виню,
Давно примирившись с отчаянным зовом желанья
Вернуться в Очаг, где отец мой, и брат мой, и сын...
О, Мéше, я накрепко запер ворота сознанья,
Оставив себе только то, в чем могу быть один.


* * *


День Джиурни Месяца Одархад...
Во мне просыпается кто-то,
Имя ему - жалость,
Имя ему - Дженри Ай.
Это - как крик от боли...
Он говорил мне об ангелах,
Я не мог понять, как они выглядят...
Надеюсь, я просто глуп...
Дженри, где ты сейчас?
Дженри, тебе снова холодно...


II


Посмотрите, снег перестал. Также тихо было в Кархиде
Снежным утром жар короля Эренранга достиг предела
И, покинув дворец, он бежал по пустым переходам в Город
Черный хиеб его был отчетлив на фоне снега
Он искал кого-то, не зная лицо и имя
Он пылал, но утром улицы были пустынны
И, уже решив наконец возвращаться,
Эренранг увидел, что кто-то идет навстречу
Прислонился к стене и начал чертить на снегу
А прохожий, приблизясь, снег с волос смахнул, капюшон откинув
И сказал - глаза его были теплы и открыты:
"Говорят мне, что только я брожу по утрам в Кархиде,
Говорят еще, что по почерку я - математик
Согласись, если я начерчу на снегу хоть строчку,
Я - поэт, и мне незнакомы цифры."
"Напиши", - проронил Эренранг и дал ему ветку,
Сам подумав: "Благодарение Мéше, меня не узнал он"
Наклонясь, прочитал: "Я вижу горящее пламя,
Но гореть нельзя оному - согрей меня, встречный"
Король поднял глаза - и тот протянул ему руки
Он был юн, как утренний снег, и его звали Эйрин
Имя первое - шорох ветра - его было Таше
Король был во много крат его старше
Король еще никому не давал обета
Но когда Эренранг и избранник вошли под дворцовые своды,
То застыло всё во дворце в немом изумленьи
Показалось, что кто-то внес в покои светильник
И они в тот день навсегда поклялись друг другу
И зажгли друг в друге огонь чудесный и светлый

Таше смотрел из окна на дворцовые стены
Таше был прекрасен в обличьи любого пола
Таше так нежно и тихо играл не фрейе
Таше носил много перстней и искусно плел бисер
Таше сиял и красотой рассеивал сумрак
И король Эренранг стал моложе в этом союзе
И король Эренранг приказал для Таше построить
(И для своего короля влюбленный построил)
Среди сада дом из красного камня
И никто доселе прекрасней творенья не видел

...Но в несчастный горестный день покинул дворец Таше
Он сказал королю, что давно не встречался с братом
(Кто теперь упомнит, зачем - одно только Время)

Три недели слуги искали его по всему Кархиду
Три недели король у огня сидел неподвижно
В первый день его волосы стали совсем седыми

...Три недели спустя внесли во дворец носилки
Положили пред королем закрытое тканью тело
И сказали ему: "Он жив еще, но не знаем,
Кто так мог над его красотой надругаться..."
Эренранг, о слугах забыв, упал на колени
Эренранг, откинув покров, увидел кровавую маску,
И одежда Таше была изорвана в клочья
И как будто от страшной боли скрючены пальцы
Только дар Эренранга, берилл на руке, не посмели тронуть
Только он мог напомнить, что тонкое тело - Таше
Эренранг позвал его голосом еле слышным -
И тогда разомкнулось то, что недавно было губами Таше -
Кеммеринг короля прошептал: "Люби меня еще больше",
А потом закричал, и глаза его стали безумны

"...Таше, ты смотрел из окна на дворцовые стены,
Таше, ты был прекрасен в обличьи любого пола,
Таше, ты нежно и тихо играл на фрейе,
Таше, ты носил много перстней и искусно плел бисер,
Таше, ты красотой рассеивал сумрак,
Таше, я стал моложе в этом союзе,
Таше, вернись ко мне, дай мне знак, ответь мне,
Таше, дай мне хотя бы уйти с тобою..."

Обезумевший Таше Эйрин недолго прожил
Эренранг так пал, что едва не ушел из жизни
Не искал никогда людей, совершивших злодейство
И желал одного - не слишком отстать от Таше

...Посмотрите: опять несéрем пуржит и сыплет
Вам не слышится плач и чьи-то бессильные стоны?
Также вьюжило в ту далекую ночь в Кархиде,
Когда король Эренранг рыдал над своим любимым.


* * *


Провожаю глазами Посланца
Скрывающегося за белым кружением Кроксет
Дженри, иди не оглядываясь
Дженри, завтра я буду изгнан
Завтра скажут: Эстравен Предатель
Я никогда и нигде не бываю дома
Я - этот заброшенный сад и падение снега
Затворив за собой дверь - к скупому огню согреть руки
Снова думаю, Арен, о темле
Нашего кеммера


В Изгнании


Вспомнил, как объяснял Посланцу
Почему у наших домов красные стены
С облегчением покинул город
Где в кладке древних строений - кровь...