Венгерова, З. ""Теплица" Мориса Метерлинка"

      На поверхностный взгляд лирика Метерлинка - его "Serres Chaudes" - может показаться туманной и чрезвычайно искусственной. Смысл коротких рифмованных стихотворений, входящих в этот сборник, довольно ясный: в них отражается безнадежная усталость, переходящая иногда в молитвенный экстаз. Но более странными кажутся написанные вольным размером или, вернее, ритмической прозой стихотворения, состоящие почти сплошь из самых неожиданных сопоставлений. Что значат такие образы, как: "зверинец среди лилий", "пир в девственном лесу", "пираты, выжидающие на пруду", "трубные звуки перед больницей для неизлечимых", и т.д.?
      Если вдуматься, однако, в эту поэзию, сочетающую своеобразность форм с оригинальностью и глубиной внутреннего содержания, то все кажущиеся странности исчезают, и туманные образы становятся ясными и прозрачными. Одна общая мысль объединяет все отдельные стихотворения сборника; Метерлинк повторяет в каждом из них, что жизнь людей, искаженная их слепотой к внутренним откровениям души, кажется ему кошмарно уродливой, бессмысленно жестокой, искусственной и душной. Чтобы представить дикость жизни, ее гримасы, ее муки, ее отчаяние, Метерлинк и прибегает к своим необычайным сопоставлениям. Люди ушли от простоты, презрели естественное влечение души к любви, солнцу и природе, - и Метерлинк показывает, как душно в этой теплице жизни, где все не на своем месте, где "ночные птицы садятся на лилии", где "в полдень раздается погребальный звон", где "в солнечный день в воздухе носится запах эфира", т.е. где все дары природы искажаются искусственностью головных измышлений; люди забыли широкое чувство свободы, свойственное их душам, ограничили свою жизнь во имя мнимых культурных удобств - и живут как бы под стеклянными колпаками, беспомощно стоя на месте, тратя стихийные силы души на ненужное и мелкое - точно "корсары, остановившиеся на пруде", точно "лебеди, высидевшие воронов". Жизнь под стеклянными колпаками уродлива и лишена смысла и внутренней гармонии; там "устраивают празднества в дни голода", и "на поле жатвы являются санитары". Искусственная жизнь, которую создали себе люди, полна жестокостей, страданий среди изобилия, печалей среди празднеств; там "изменяют в праздничные дни", там "невинных детей сажают в тюрьмы", там "равнодушно чистят овощи, сидя у постели безнадежно больного", и самые радости там преисполнены тоской: "постящиеся монахини смотрят из окон монастыря на корабли, отплывающие в даль", и т.п. Кошмарность жизни рисуется Метерлинком и в других стихотворениях, уподобляющих жизнь "больнице, из окон которой видна свобода" (корабли, уходящие за море), видны "луга, помятые бурей", но люди отвыкли от того, к чему их влечет душа: взору их все представляется в искаженном виде, и они спешат отойти от окон и "греться у огня, поддерживаемого в больничной зале сестрами милосердия". Или же поэт уподобляет жизнь людей "пребыванию в водолазном колоколе, защищенном стеклянными стенками от свободной жизни в глубинах"; и опять-таки, из-за стен этой добровольной тесной тюрьмы, все представляется в искаженном кошмарном виде.
      В описательных стихотворениях Метерлинка отражается, таким образом, не влечение к искусственным образам, составляющим основу декадентской поэзии, а, напротив, отвращение от искусственности и призыв к простоте. "Душно в теплицах!" - восклицает Метерлинк, измученный кошмарными зрелищами контрастов жизни. Тесно под стеклянными колпаками искусственной культуры! Мрачно в больницах, где люди боятся подходить к окнам! К этим крикам сводятся в стихах Метерлинка обличения жизни, искаженной боязнью перед непосредственными, простыми влечениями души. Нужно скорее на простор к солнцу, нужно вслушиваться в голоса собственной души и молиться о том, чтобы раскрылись двери теплиц, о том, чтобы хотя бы не умереть без надежды на солнце. Эти же призывы души, еще не забывшей о своих внутренних сокровищах, раздаются в маленьких стихотворениях, состоящих из жалоб на усталость и безнадежность чистых порывов, а также из молитв о свободе, о солнце, о спасении.


      Печатается по изданию:
      Метерлинк М. Драмы. Стихотворения. Песни. - Самара: Агни, 2000.