Гинзбург, Л.В. "О немецкой народной поэзии (от переводчика)"

Посвящается Наташе

      Немецкие народные баллады начали публиковаться в моем переводе с середины 50-х годов. Эти публикации были одним из первых на русском языке прочтений немецкой народной лирики и началом моей работы над немецким стихотворным фольклором. Сейчас я завершаю мой более чем двадцатилетний труд собирателя и переводчика немецкой народной поэзии новой книгой.
      Стихи, баллады, песни, собранные в этой книге, составляют основу немецкой народной поэзии. На них росли поколения немцев, в них отражены важнейшие события немецкой истории за семь веков, немецкий быт, своеобразие немецкой психологии. Рожденные на постоялых дворах, в монастырских кельях, в сельских хижинах, в городских закоулках, в тюрьмах, в солдатских палатках, в кузнечных, портняжных, сапожных мастерских, среди людей самых различных профессий, катились они по немецким дорогам, гонимые ветром времени, обрастали новыми словами, строками, сюжетными версиями, внешне преобразуясь и сохраняя свою внутреннюю первооснову. Сочиненные безвестным, невидимым нам сквозь сумрак времени автором, каким-нибудь, быть может, монахом, студентом, сельским грамотеем, учителем, священником, они скромно передавали свое авторство всему немецкому народу, укоренялись в жизни немцев, в их повседневном быту, в их литературе. Всем известные великие имена Гете, Шиллера, Гейне, Гофмана выросли, можно сказать, из гущи этой безымянной, бесфамильной, бессмертной литературы. Никто не знает имени тех, кому принадлежит первоначальный текст баллады или песни. Никто не видел их портретов. Им не ставили памятников. Но свойства их умов, черты характеров, жизнь души и духа отражены в этих песнях и стихах.
      В немецкой народной лирике - огромный мир, отсвет исторических событий, таких, например, как Крестьянская война, потрясения войн Тридцатилетней и Семилетней, эпоха Великой Французской революции и наполеоновских войн, революционных событий 1848 года. Но не менее важными, не менее ценными являются закрепленные фольклором события повседневной жизни, каждодневного человеческого труда, все то, о чем говорили люди между собой дома, на улице, о чем судачили на ярмарках, в трактирах, над чем потешались, хохотали, над чем горько плакали и что, в конечном итоге, и составляет содержание Жизни, осмысленной народом.
      Эти стихи и песни ведут нас в мир, как бы перенаселенный множеством людей, судеб, житейских историй. И мы убеждаемся, что немецкая народная лирика, как, впрочем, и всякий фольклор, светится народной нравственностью (например, высочайшая нравственность, великодушие, любовь к той балладе, где дочь не накажет, не погубит даже преступного отца...). Ироничный, насмешливый склад этой поэзии не приемлет лжи, коварства, жестокости, угнетения, он добр, миролюбив, отважен. Безыскусные и непритязательные с виду песни таят в себе высшую философскую сложность, в них свое особое эстетическое обаяние, и это понимали и об этом писали великие поэты.
      Приведу хотя бы слова Гете о старинной немецкой народной поэзии, собранной в "Чудесном роге мальчика" Иоахимом Арнимом и Клеменсом Брентано: "Эти стихотворения являются самой подлинной поэзией, какая только может существовать, даже для нас, хотя мы и стоим на более высокой ступени развития. В них таится непреодолимое очарование, подобное тому, какое имеет для стариков образ юности и юношеские воспоминания" [1].
      Прошло более ста лет, и суровый, строгий Иоганнес Бехер, заново вслушавшись в песенки немецких сел и городских окраин, писал: "От таких песенок не следует отмахиваться с высокомерием, свойственным некоторым литераторам, ибо они, эти песенки, действительно выражают народные чувства, притом своими, народными средствами. "Большим" поэтам, вместо того чтобы воротить нос от таких "глупостей", следовало бы вслушаться в незатейливые строки подобных песенок и осознать свою неспособность "смотреть народу в рот" и дать народу народное" [2]. И только литературные глупцы и снобы третировали уличную песню, городской романс, раек, деревенскую частушку...
      Можно было бы перечислить и многие другие удивительные свойства народной поэзии всех языков, поэзии, которой и в нашей литературе отдана любовь величайших поэтов от Пушкина до Блока и которую необычайно остро чувствовали и с необычайным блеском переводили такие наши современные поэты, как Пастернак, Цветаева, Маршак, Тихонов, Эренбург.
      Вся наша отечественная поэтическая классика замешана на фольклоре, притом не только на русском. Это не заимствования, а особая способность вбирать в себя, присваивать себе, для своего читателя "мед" всемирной поэзии; способность артистически воплотить поэтические модели любых стран и народов. Пушкин в "Пире во время чумы" гениально "сыграл" песню Мери ("Было время процветала в мире наша сторона..."). Чтобы понять истинный смысл народной песни, почувствовать ее вкус, надо читать Пушкина. С удивительным совершенством он сложил-переложил-перевел не только славянские народные песни, но и песни английские, цыганские... Народные песни и городские романсы живут и сегодня среди нас. Современная поющаяся поэзия вбирает в себя и подлинные черты старых народных баллад, возрождает их к новой жизни.
      ...Со времени первой публикации открытых мною для русского читателя немецких песен и баллад прошла, можно сказать, целая жизнь, и вот, возвращаясь к той давней работе, я повторяю невольно слова Гете, которыми он начал прерванного им когда-то на долгие годы "Фауста": "Вы снова здесь, изменчивые тени..." Выбранные мною когда-то для перевода баллады и песни лично мне открыли дорогу вглубь, в необозримую даль немецкого поэтического искусства: Парцифаль, Бедный Генрих, поэзия XVII века, лирика вагантов... Я понял, что в немецкой литературе народная песня заняла особое место. Возрождение, которое Франции дало Рабле, Испании - Сервантеса, Англии - Шекспира, казалось бы, в немецкой литературе не оставило столь громких имен. Оно породило иное: гигантскую народную поэзию. Бурный XVI век весь отражен этим поющимся народным стихом. С мелодиями народных песен и хоралов вспыхнула Реформацция и Крестьянская война.
      В подстрочных комментариях к этой книге вы прочтете историю возникновения этих песен, узнаете скрытый смысл некоторых деталей текста.
      ...Я не жалею, что нынешним летом продолжил этот давно мною начатый труд переложения и перевода народных стихов. Из множества старинных книг, сборников, песенников выбирал я любимые немцами песни и баллады, по возможности стараясь переводить близко к подлиннику, сохраняя мелодию, лад, причуды мышления безымянных авторов. Надеюсь, что в результате этой моей работы русский читатель получит более или менее полный свод немецкой народной лирики XII-XIX веков. Нет для меня труда чище, труда слаще.

Лев Гинзбург
10 сентября 1980 года

      Печатается по изданию:
      Всему свое время. Немецкая народная поэзия в переводах и переложениях Л.Гинзбурга. - М.: Дет.лит-ра, 1984.


      [1] - И.В.Гете. Об искусстве. М., 1975, с.386.
      [2] - Бехер И. Любовь моя, поэзия. М., 1965, с.189.