Пророчество Гвенкхлана

перевод Е.Баевской

      Эту бретонскую народную песню приписывают барду по имени Гвенкхлан, жившему в V веке. Из письменных источников о нем ничего более не известно. Но вот что сообщает о певце предание.
      Гвенкхлана долго преследовал чужеземный правитель. Захватив барда в плен, он велел выколоть ему глаза, бросил его в каменный мешок на медленную смерть, но вскоре после этого сам пал в битве с бретонцами. Поэт своим пророческим проклятием обрек правителя на смерть.
      Это предание полностью согласуется с песней, записанной в Мельгвене: Гвенкхлан якобы сочинил ее в темнице за несколько дней до смерти. Поэт верил в переселение душ и в то, что каждому человеку суждено пройти три круга существования. Чужеземного правителя он представляет в обличье кабана, а бретонского военачальника - в образе морского коня.

* * *

I

Закат горит, прибой шумит,
А я пою, во тьме сокрыт.

Я с песней прожил жизнь свою,
Теперь я стар, но все пою.

Звучат напевы день и ночь,
Но песней зла не превозмочь.

Я не утешусь никогда,
Так велика моя беда.

Нет, надо мной не властен страх:
Я пожил, я уже в годах.

Нет, надо мной не властен страх:
Не страшен мне могильный прах.

Кто не искал меня - найдет,
Кто ищет - ввек не сыщет тот.

Так будь что будет: все равно
Свершится то, что суждено.

Тремя смертями все умрем,
Пока навеки не уснем.


II

Вот вижу - из лесу кабан
Идет, шатается от ран.

На нем живого места нет.
Он слаб от старости и сед.

Ведет он малых кабанят,
Они от голода вопят.

Ему навстречу конь морской
Несется вихрем над волной.

Он бел как снег, а надо лбом
Рога сверкают серебром.

Огонь летит из-под копыт
Так, что морская гладь кипит.

Толпа коней за ним видна -
Стеснились возле кабана.

- А ну-ка, силы не жалей!
Кабанью голову разбей!

(Уже ступни скользят в крови...)
Врага копытом раздави!

(Я вижу, кровь течет рекой...)
Бей! Бей сильнее, конь морской!

(Вот по колено плещет кровь...)
Бей без промашки вновь и вновь!

Бей, не жалей! Чего ты ждешь?
Устал? Наутро отдохнешь!

Еще сильней! Да не робей!
Кабанью голову разбей!


III

В могильной тьме я крепко спал
И крик орлиный услыхал.

Своих орлят в полночный дол
На вольный пир зовет орел:

- Слетайтесь, птицы, сей же час,
Не падаль поджидает вас,

Кругом полег крещеный люд,
Ужо полакомимся тут.

- Что тащишь, ворон, в темный дол?
- Я голову вождя нашел.

Он заточил тебя, певец,
Он ослепил тебя, слепец,

Лечу теперь в лесную тьму,
Чтоб очи выклевать ему.

- Лисица, что ты тащишь прочь,
Чем поживилась в эту ночь?

- Я сердце изверга несу,
Чтоб растерзать его в лесу.

Он был, как я, хитер, жесток,
На гибель он тебя обрек.

- Чего ты, жаба, чутко ждешь?
Зачем к устам злодейским льнешь?

- Исторгнет душу мертвый рот,
Пускай она в меня войдет.

Вождю такой сужден конец
За то, что не придет певец

Уж ни в Рокх-Аллас,
      ни в Порзгвенн -
За то злодею смерть и тлен!