Сеньер Нанн и фея

перевод Е.Баевской

      Истории о феях существуют в песнях разных народов, однако у бретонских фей есть свои особенности, взять хотя бы их прозвание - корриганы. Пещера, у которой сеньер Нанн повстречал фею, - это, несомненно, дольмен, древнее захоронение, выстроенное из каменных плит. Вблизи дольменов обычно находились источники. Дольмены нередко называли в народе "пещерами фей", а источники - "источниками фей". Суеверия, связанные с теми и с другими, подвергались суровому осуждению церкви. Имя героя баллады Нанна является уменьшительным от бретонского имени Реунан, во французском языке - Рено. В Верхней Бретани эту же балладу пели по-французски.

* * *

Сеньер наш, Нанн, счастливцем слыл,
С женою он в согласьи жил,
Но их союз недолог был.

Супруга двойню родила:
Сама радехонька была,
Что сыну с дочкой жизнь дала.

Вот Нанн сказал своей жене:
- За то, что сына дали мне,
Я благодарен вам вдвойне.

Хотите - лань я затравлю
Или бекаса подстрелю?

- Я съела бы чуть-чуть мясца,
Да жаль мне затруднять ловца.

Нанн, услыхав ответ ее,
Берет дубовое копье,

Скакун проворный, вороной,
Несет его тропой лесной.

И видит он, не чуя зла:
Пасется лань, белым-бела.

За ланью Нанн вдогон летит,
Под стук копыт земля дрожит.

От лани Нанн не отстает,
Ручьем по лбу струится пот,

И конь под ним вспотел давно,
В лесу становится темно.

И вскоре подъезжает Нанн
К пещере феи Корриган.

Из камня ключ студеный бьет,
Нанн спешился и воду пьет.

А фея села над ключом,
По косам водит гребешком,

А гребешок-то золотой:
Все феи врозь живут с нуждой.

- Как смели вы в мой дол вступить,
Мой ключ прозрачный замутить?

Коль вторглись вы в мои края -
Немедля вас беру в мужья,
Не то в три дня сгублю вас я.

- Не может стать вам мужем тот,
Кого в дому супруга ждет.

И вам не погубить меня
Ни за семь лет, ни за три дня:

Не вы, а милосердный Бог
Назначит мне мой смертный срок,

Но лучше смерть, - добавил Нанн, -
Чем ласки феи Корриган!..

- Ох, матушка, я весь в огне,
О том не надо знать жене,
Скорей постель стелите мне.

Я фею встретил у ручья,
Теперь от порчи гибну я:
В три дня иссякнет жизнь моя.

Прошло три дня. Жена грустит:
- По ком наш колокол звонит?

По ком наш клир поет псалмы?
Кого-нибудь хороним мы?

- Прохожий умер человек,
Что к нам впросился на ночлег.

- А где же, матушка, ваш сын?
Куда уехал он один?

- Уехал в город, по делам,
Но скоро воротится к вам.

- К обедне, матушка, звонят,
Какой бы выбрать мне наряд?

- Что нынче в моде, знаю я:
Все ходят в черном, дочь моя.

Вот к церкви подошла жена,
Проходит кладбищем она,

Там свежий холмик на краю.
- Не к нам ли смерть пришла в семью?

- Да, дочь моя, скрывать нет сил:
Там бедный ваш супруг почил.

Колени преклонив, жена
Застыла, горем сражена.

Дивился весь народ честной:
Настала ночь, и Нанн с женой
Уже в могиле спят одной.

Два дуба выросли к утру,
Шумят над ними на ветру.

В ветвях, мелькая там и тут,
Два белых голубка снуют;

Рассвет их песню услыхал,
И в небесах их след пропал.