Вран в плену

перевод М.Яснова

      Эта баллада напоминает о сражении, которое в X веке произошло между бретонцами и северянами неподалеку от Керлоана, небольшого городка на морском побережье провинции Леон. Эвен ле Гран, Великий Эвен, прославленный бретонский военачальник, заставил врагов бежать, но, прежде чем отплыть, они успели захватить пленных; в числе последних был и воин по имени Вран, младший сын графа Врана, который часто упоминается в исторических хрониках. На берегу моря находится деревушка, где, скорей всего, и томился пленник, поскольку и сегодня это место называется по-бретонски Кер-Вран, "Вранов хутор". В церкви городка Гульвен, основатель которой содействовал победе Эвена ле Грана, можно увидеть старую картину - на ней изображено, как корабли противника удаляются от берега. Но если обратиться к поэзии, следует заметить, что она берет верх над живописью.

* * *

I

Скорби, Леон, плачь, Керлоан:
В сраженьи ранен храбрый Вран,

Сын Врана-старшего; и вот
Его противник в плен берет.

Тесним врага и там и тут -
А Врана за море везут,

А Врана за море свезли,
В темницу на краю земли.

Скорбит он в башне: "Милый дом,
Ты полон светом и теплом!

Кто смог бы матушке моей
Письмо доставить поскорей?"

Нашелся вестник в добрый час,
И Вран дает ему наказ:

- Надень тряпье, как нищеброд,
И так ступай себе вперед,

А доберешься в отчий край,
Мой перстень матушке отдай.

Скажи, что сын в плену - и мать
Он умоляет выкуп дать.

Захочет - в знак ее любви
Под белым парусом плыви,

А нет - Господь ее прости! -
Ты черный парус распусти.

II

Вот прибыл вестовщик в Леон -
Находит в замке даму он:

Она сидит со всей родней,
Играют арфы, пир горой.

- Меня послал ваш сын тайком
Вот с этим перстнем и письмом,

Вот этот перстень, вот письмо -
Все скажет вам оно само!

- Пускай арфисты замолчат,
Печаль и горе к нам стучат,

Печаль и горе входят в дом,
А мы не ведаем о том.

Мой сын пленен врагом лихим
Я поутру плыву за ним!

III

Наутро, ослабев от ран,
С постели спрашивает Вран:

- Взгляни-ка, стражник, по волнам
Не следует ли судно к нам?

- Нет, не видны мне паруса,
Всё океан да небеса.

И в полдень, ослабев от ран,
С постели спрашивает Вран:

- Взгляни-ка, стражник, по волнам
Не следует ли судно к нам?

- Нет, вижу на небе одних
Сюда летящих птиц морских.

И вновь, без сил от смертных ран,
Под вечер спрашивает Вран:

- Взгляни-ка, стражник, по волнам
Не следует ли судно к нам?

В ответ коварный часовой
Проговорил с ухмылкой злой:

- Да, вдалеке, по краю вод,
Корабль под парусом плывет.

- Какой ты парус разглядел?
Скажи, он черен или бел?

Могу поклясться, сударь: он
Черней, чем ночью небосклон!

Ни слова узник не сказал,
А сам бледнее смерти стал

И на тюремном топчане
Затих, оборотясь к стене.

IV

Вот дама на берег сошла
И слышит: бьют колокола.

- С чего, скажи мне, добрый люд,
Колокола так громко бьют?

Прохожий старец ей в ответ:
- Сегодня поутру, чуть свет,

В тюремной башне городской
Скончался пленник молодой...

Едва умолк седой старик,
Как дама к башне в тот же миг

Пустилась, плача на ходу,
Всем сердцем чувствуя беду.

Ей ветер волосы встрепал,
Дивились все, и стар и мал,

На чужестранку, что с тоской
Бежала к башне городской.

Была толпа удивлена:
Откуда гостья? Кто она?

А дама громко в дверь стучит,
В слезах привратнику кричит:

- Скорее открывай замок!
Мой сын! Мой сын! Где мой сынок?..

Открыта дверь, и к сыну мать
Бежит, чтоб мертвого обнять,

Спешит, чтоб мертвого обнять,
Чтобы самой уже не встать.

Под Керлоаном, в месте том,
Где встретился Эвен с врагом,

Где он саксонцев разгромил,
Поднялся дуб - и даль затмил.

На ветви дуба, под луной,
Садятся птицы в час ночной,

Их грудь бела, крыло черно,
Над клювом алое пятно.

Летит ворона сквозь туман,
С ней вороненок, юный вран.

Летят, усталые, они
Над морем, тьме ночной сродни.

Запели птицы - громко, в лад,
Лишь вран с вороною молчат.

Но молвил ворон молодой
- Свистите, пойте в час ночной,

Как ни свистеть вам, как ни петь -
Дано вам дома умереть!