Наследница из Керула

перевод Е.Баевской

      История Мари де Керула, единственной дочери шевалье Франсуа де Керула, владельца имения Керула в Нижнем Леоне, и дамы Катрин де Ланнюзуарн, послужила источником многих легенд, близких к легендам о Бледнолицей Азенор. В 1565 году мать заставила ее выйти замуж за Франсуа де Шателя, маркиза де Меля, отвергнув при этом двух местных дворян, Керто-маса и Салауна, которые гораздо больше нравились самой девушке. Наследница умерла с горя.
      Маркиз де Мель играет в истории Бретани весьма неприглядную роль. Во времена Лиги, когда католики заключили союз против гугенотов, при осаде Кемперле, где маркиз был тогда губернатором, он чуть не нагишом бежал из города ночью, с женщинами, переправился через реку и, добравшись до своего имения Шатогаль, укрылся там. К этой истории, свидетельствующей о его трусости, народные предания добавляют другие, изобличающие маркиза в отвратительной жадности. Всего этого было более чем достаточно, чтобы оттолкнуть от него наследницу из Керула. Статую маркиза де Меля и в наши дни можно видеть в реликварии селения Ландело, в нескольких лье от города Карэ: маркиз был мал ростом, толст и безобразен. Он изображен с пышной шевелюрой и в доспехах, какие носили сеньеры времен Людовика XIII. Руины его замка находятся неподалеку.
      Повествуя о несчастьях Мари де Керула, народная молва несколько ускорила ее конец: она успела родить мужу, Франсуа де Шателю, троих детей. Зато всем памятна трусость и скупость ее мужа. Кертомаса же и Салауна вспоминают добром.

* * *

I

Наследница из Керула
Была юна и весела,
Съезжались гости ввечеру
И в кости с ней вели игру.

Но той игре пришел конец:
Скончался девушкин отец,
И вот родня заводит речь,
Что деньги надобно беречь.

- С отцовской стороны родня
Сжила бы со свету меня:
Они семейному добру
Наследники, коль я умру.

II

- Уж то-то нынче весела
Наследница из Керула!
Вся в белом с головы до ног,
А в косах золотой цветок.

Обычных башмаков, небось,
И мерить ей не привелось:
Она на праздник в Керула
В атласных туфельках пришла! -

Так в зале говорит народ,
А девушка плясать идет.
Маркиз де Мель явился в дом,
С ним мать, и рыцари при нем.

- Когда б голубкой я была
Под крышей замка Керула,
Мне удалось бы разобрать,
О чем маркизу шепчет мать.

Ох, гости не к добру в дому,
Где дочь - наследница всему!
Из Корнуайля путь далек...
Чем замок наш гостей привлек?

Маркиз и знатен, и богат,
Но мне другой милей стократ:
Я в Кертомаса влюблена,
Ему навек я предана...

И Кертомас, гостям не рад,
Вперил в маркиза хмурый взгляд.
Давно в наследницу влюблен,
Давно твердит украдкой он:

- Я стать хотел бы соловьем
И петь всю ночь в саду твоем:
Как выйдешь собирать цветы,
Так на меня посмотришь ты.

Нырком я стал бы у пруда,
Где ты стираешь иногда,
Чтоб там в волне плескаться, где
Ты шла босая по воде.

III

А ближе к ночи, в тот же день,
Когда легла на землю тень,
На вороном своем коньке
Примчал Салаун налегке.

Он постучался у ворот
И видит - нищим хлеб несет
Наследница из Керула;
Она ворота отперла.

- Я думал, здесь гостей, родни
Полно у вас... Но где они?
- Псов повели поить на пруд.
Спешите следом: вас там ждут.

- Нет, чтобы ваших псов поить,
Не стал бы я сюда спешить:
Я езжу ради вас одной -
Ах, будьте ласковей со мной!

IV

Девица матери твердит:
- С тех пор, как здесь маркиз гостит,
Сударыня, с того же дня
Разбито сердце у меня.

Мне должен вскорости ужель
Супругом стать маркиз де Мель?
Коль жить со мною вам невмочь,
Отдайте за другого дочь!

Иль Пеннарен бедней других?
А чем Салаун не жених?
Но всех милей мне Кертомас,
И любит он бывать у нас...

- Как в Шатогале вы без нас
Гостили, милый Кертомас?
- Что ж, погостил, и очень жаль:
Не по душе мне Шатогаль.

В прибежище семьи де Мель
Ворота сорваны с петель,
Везде гуляют сквозняки,
Черны от сажи потолки,

А у разбитого окна
Служанка дряхлая одна
Заместо зерен каплунам
Крошила сено - стыд и срам!

- Зачем вы лжете? Все подряд
Вам скажут, что маркиз богат.
Дом у него набит добром,
Горят ворота серебром,

А окна золотом горят.
Жених подобный - сущий клад!
- Пускай он, матушка, богат, -
Не льщусь я на подобный клад!

- Не спорьте больше, дочь моя,
С маркизом сговорилась я,
Ему вы станете женой,
Так будет лучше вам самой.

Вот так хозяйка Керула
Отпор наследнице дала,
В надежде: дочь долой, мол, с глаз -
Самой желанен Кертомас.

- Доверил мне в недобрый час
Цепочку с перстнем Кертомас;
Сперва с улыбкой их брала,
Потом - слезами облила...

Я вас прошу назад принять
Цепочку, перстень и печать -
К чему мне дольше их держать?
Ведь нашей свадьбе не бывать!

V

Все горько плакали окрест,
Когда приспел ее отъезд,
Когда, белее полотна,
Поцеловала дверь она:

- Прощай, именье Керула,
Просторный дом, где я росла,
И все соседи и друзья, -
К вам не вернусь вовеки я!

Взглянув на нищих бедолаг,
Она их утешала так:
- Умерьте все свою печаль,
Я жду вас в замок Шатогаль.

Я буду бедным помогать:
В неделю трижды получать
Все будут вдоволь от меня
Овса, пшеницы, ячменя.

Маркиз де Мель, ее супруг,
Ей возражает: - Нет, мой друг,
Не смейте - я не так богат,
Чтоб оделять нам всех подряд.

- Я ничего у вас в дому,
Мессир, для бедных не возьму;
Но если не творить щедрот,
Кто нас в молитве помянет?

VI

Прошло два месяца, и вот
Наследница пажа зовет:
- Я к матушке хочу писать,
Но с кем письмо мне переслать?

Ей отвечает юный паж:
- Я сам приказ исполню ваш,
Домчусь быстрее, чем стрела,
Из Шатогаля в Керула.

Письмо готово - госпожа
Торопит юного пажа:
- Скорее в Керула скачи
И матушке письмо вручи.

Гонец явился в Керула,
Хозяйка в зале, у стола,
Пирует, потчует гостей,
И Кертомас сидит при ней.

Прочла письмо и в тот же час
Вскричала дама: - Кертомас!
Седлать велите! Нынче в ночь
Поедем мы проведать дочь!

Въезжают в замок Шатогаль,
А в замке горе и печаль,
И видят: въезд в господский дом
Обтянут черным полотном.

И слышат: - Ночью умерла
Наследница из Керула...
- О, если умерла она,
Я знаю, то моя вина.

Твердила бедная не мне ль,
Что ей не люб маркиз де Мель,
Не говорила ль мне она,
Что в Кертомаса влюблена?..

Ушел в монахи Кертомас,
И мать от мира отреклась.
Ударом сломлены, они
В монастыре скончали дни.