Королевские дети

перевод Л.Гинзбурга


Я знал двух детей королевских -
Печаль их была велика:
Они полюбили друг друга,
Но их разлучала река.

Вот бросился вплавь королевич
В глухую полночную тьму,
И свечку зажгла королевна,
Чтоб виден был берег ему.

Но злая старуха-черница
Хотела разбить их сердца,
И свечку она загасила,
И ночь поглотила пловца.

Настало воскресное утро -
Кругом веселился народ.
И только одна королевна
Стояла в слезах у ворот.

"О матушка, сердце изныло,
Болит голова, как в чаду!
Ах, я бы на речку сходила -
Не бойтесь, я скоро приду".

"О дочка, любимая дочка,
Одна не ходи никуда!
Возьми-ка с собою сестрицу,
Не то приключится беда".

"Сестренка останется дома -
С малюткой так много хлопот.
Еще на зеленой поляне
Все розы она оборвет".

"О дочка, любимая дочка,
Одна не ходи никуда!
Возьми с собой младшего братца,
Не то приключится беда".

"Пусть братец останется дома -
С малюткой так много хлопот.
Еще на зеленой опушке
Он ласточек всех перебьет".

Ушла во дворец королева,
А девушка в страшной тоске,
Роняя горючие слезы,
Направилась прямо к реке.

Вдоль берега долго бродила,
Печалясь - не вымолвить как.
И вдруг возле хижины ветхой
Ей встретился старый рыбак.

Свое золотое колечко
Ему протянула она:
"Возьми! Но дружка дорогого
Достань мне с глубокого дна!"

Свою золотую корону
Ему протянула она:
"Возьми! Но дружка дорогого
Достань мне с глубокого дна!"

Раскинул рыбак свои сети.
И вот на прибрежный песок
Уже бездыханное тело
С немалым трудом приволок.

И девушка мертвого друга,
Рыдая, целует в лицо:
"Ах, высохли б эти слезинки,
Когда б ты сказал хоть словцо!"

Она его в плащ завернула:
"Невесту свою приголубь!"
И молча с крутого обрыва
В холодную бросилась глубь...

...Как колокол стонет соборный!
Печальный разносится звон.
Плывут похоронные песни.
Звучит погребальный канон...


      Одна из самых популярных народных баллад, существующая во множестве вариантов. Сюжет ее, обработанный уже в античной литературе ("Геро и Леандр"), устным путем перенесен был в средневековую литературу северофранцузскими и провансальскими поэтами. В Германии баллада известна с XII века (варианты также в Голландии, Дании, Швеции, Швейцарии). Записана впервые около Мюнстера в XV веке. Включена во все основные немецкие фольклорные собрания. Песенники воспроизводят ее с одной неизменной мелодией, которая в Германии широко распространена.