Кровавая свадьба

перевод Л.Гинзбурга


Во Фрауэнштадте жил богач -
Хитрец, делец, ловец удач.
Задумал он жениться.
Красотку присмотрел себе.
А ей как быть? Пришлось судьбе
Покорно подчиниться.

А может, просто сгоряча
Прельстилась домом богача
И кой-кого забыла.
Что это значит?! Вот те на!
В том все и дело. Ведь она
Сапожника любила!

Все было вроде решено.
Ну, разве ж это не грешно
Решающее слово
Сказать сначала одному,
Чтоб тут же изменить ему
И выйти за другого?..

Но пелена упала с глаз.
И богачу грозит отказ.
"Сапожничек мой милый,
Знай, лучше сгину я в аду,
Чем замуж за него пойду,
Хотя бы гнали силой".

Меж тем и в церковку пора.
Уж гости съехались с утра.
Вдруг говорит невеста:
"Пусть я в геенну попаду,
Но за него я не пойду!"
Он - в крик. Она - ни с места.

Он - в плач: "Дитя мое, пойми!
Какой позор перед людьми!
Конфуз какой досадный!
Женой мне стань - озолочу.
Ну, а не станешь - отплачу!
Я - мститель беспощадный!"

Она свое: все нет, да нет!
Ах так!.. Тогда он пистолет
Немедля заряжает.
Две пули загоняет в ствол.
"Ну, значит: в церковь и - за стол!.."
Она не возражает.

Она, как видите, идет.
Ее он под руку ведет.
Ну, а за ними следом
Идет бессчетная родня...
Ах, никому в начале дня
Его конец неведом.

Конец неведом, повторю...
Вот их подводят к алтарю.
Священник к ним выходит.
Вопрос привычный задает:
Невеста волею идет
Иль силой кто приводит?..

Она священнику в ответ:
"Пусть я умру во цвете лет,
Пусть в ад кромешный кану,
Дождавшись страшного суда,
Но ни за что и никогда
Женой ему не стану!"

Жених, услышав сей ответ,
Тотчас же вынул пистолет,
Где два курка на взводе,
И ту, кого не заслужил,
Одним зарядом уложил
При всем честном народе.

Злодей-жених был с чертом схож!
Но брат невесты вынул нож,
И совершилась кара:
Злодей-жених затрепетал
И тут же замертво упал
От страшного удара.

Два трупа рядышком лежат.
Кругом кричат, ревут, визжат,
Орут, стенают, воют.
И, богохульствуя при сем,
Те - жениха винят во всем,
А те - невесту кроют.

Позор! Взбесился весь приход!
Уже пошли скамейки в ход,
Ножи, рапиры, сабли!
Угробив девять человек,
Дрались бы, может, целый век,
Да, наконец, ослабли...

Гуськом бредут они домой,
Кто - одноглазый, кто - хромой...
Контуженных немало.
Идут и стонут: "Ох, беда!
Подобной свадьбы никогда
На свете не бывало!"


      Баллада, распространявшаяся "Летучими листками", включена в "Чудесный рог мальчика" под названием "Ужасная свадьба"; в других источниках - "Пфальцграф, или Кровавая свадьба". (Для этого, вероятно, более старого варианта характерно почти полное отсутствие обоснований всех ужасных поступков действующих лиц, совершенно иррациональный характер описываемого события.)