Дочь пастора из Таубенгейма

перевод Л.Гинзбурга


Там, над рекой, в долине,
Умолкли жернова,
Не свищут птицы ныне
И не растет трава.

Там все черно и голо,
Все немо и мертво.
Ах, там я заколола
Малютку своего.

Река бежит, не спросит
О горести моей
И кровь его уносит
Куда-то в даль морей.

Вознесшись к звездным хорам,
Где Млечный Путь пролег,
Глядит на мать с укором
Мой бедный ангелок.

Мы с ним рыдаем вместе
Какую ночь подряд...
К утру на людном месте
Помост соорудят.

Но в час неумолимый
Умру, того кляня,
Кто звал меня любимой
И обманул меня.

Пусть на исходе ночи
Я лягу под топор,
Но ворон вырвет очи
Тебе за мой позор!


      Название баллады условное и дано Арнимом и Брентано, которые поместили ее в "Волшебном роге мальчика" как фольклорный источник знаменитой баллады Бюргера.