Монах Иоанн

перевод Л.Гинзбурга


Спешу поведать вам сейчас
мной в детстве слышанный рассказ.
Но, чтоб он был усвоен вами,
перескажу его стихами.

Жил коротышка Иоанн.
Монашеский он принял сан,
и по пустыне, бодрым маршем,
шагал он вместе с братом старшим.

"Ах, мой любезный старший брат!
Мирская жизнь - сплошной разврат!
Мне не нужна еда и платье.
Поддержка мне - одно распятье!"

Резонно старший возразил:
"Кем ты себя вообразил?
Неужто истина, дружище,
в отказе от питья и пищи?"

"Нет, - отвечает Иоанн, -
твои слова - самообман.
Постом изматывая тело,
мы совершаем Божье дело!"

Дав сей торжественный обет,
в сутану ветхую одет,
он с братом старшим распростился
и дальше в странствие пустился.

Подставив солнышку главу,
он ел коренья и траву,
стремясь достичь высокой цели...
Так длилось более недели.

На день десятый наш монах
вконец от голода зачах
и поспешил назад, к деревне,
где брат его гулял в харчевне.

Глухой полночною порой
он стукнул в ставенку: "Открой!
Твой брат несчастный - на пороге,
и он вот-вот протянет ноги.

Изнемогаю без жратвы!"
Но старший брат сказал: "Увы!
Для тех, кто ангелоподобны,
мирские блюда несъедобны!"

Монах скулит: "Хоть хлебца дай!"
Хохочет брат: "Поголодай!
В питье и пище - проку мало,
а здесь у нас - вино да сало!"

Взмолился бедный Иоанн:
"На что мне мой поповский сан!
Пусть голодают херувимы,
а людям есть необходимо!"

Ну, тут его впустили в дом...
Сказать, что сделалось потом?
Монах объелся и упился
и, захмелев, под стол свалился.

А утром молвил Иоанн:
"Нам хлеб насущный Богом дан!
Ах, из-за пагубной гордыни
я брел голодным по пустыне!

Попутал бес меня, видать!
В еде - Господня благодать!
Видать, Господь и в самом деле
велит, чтоб пили мы и ели!"