Шарль Бодлер. Предисловие

перевод © Эллиса

      Эта книга написана не для моих жен, дочерей и сестер, равно как и не для жен, дочерей и сестер моего соседа. Я уступаю это тем, кому нравитсясмешивать свои добрые дела и прекрасные слова.
      Мне хорошо известно, что страстный поклонник прекрасного стиля обрекает себя всей ненависти толпы; тем не менее ни мнение всех людей, ни чувство ложного стыда, ни какие угодно комплоты против меня, ни всеобщее голосование не заставят меня ни говорить на несравненном просторечии (patois) нашего века, ни слить чернила с добродетелью...
      Уже с давних пор знаменитые поэты поделили между собой все самые цветущие области поэтических владений.
      Мне показалось любопытным - и тем более приятным, чем труднее была моя задача - заняться добыванием Прекрасного из Зла. Эта книга, по самой своей сущности бесполезная и совершенно невинная, написана с единственной целью усладить и развить мое странное влечение к преодолению препятствий.
      Одни говорили мне, что эти мои стихи могут принести зло; последнее не доставило мне никакой радости. Другие, добродушные люди - что они могут принести добро; и последнее нисколько меня не огорчило. Опасения одних и надежды других меня одинаково удивили и еще лишний раз доказали мне, что наш век утратил все классические понятия в области литературы.
      Несмотря на содействие, оказываемое некоторыми знаменитыми педантами прирожденной человеческой глупости, я ни за что не поверю, что моя родина в состоянии с такой быстротой двигаться по пути прогресса.
      Этот мир покрыт столь толстым слоем пошлости, что презрение к нему со стороны каждого умного человека неизбежно приобретает силу страсти. Тем не менее, имеются такие блаженные черепахи, на которых даже яд не оказывает никакого действия.
      Сначала я предполагал дать должный ответ своим бесчисленным критикам и одновременно выяснить несколько вопросов самых несложных, но окончательно затемненных при свете современности. Что такое поэзия? В чем ее цель? О разграничении Добра и Красоты; о Красоте в Зле; о том, что ритм и рифма отвечают в человеке бессмертным потребностям в монотонности, симметрии и в чувстве удивления; о применимости стиля к сюжету; о тщетности и опасности вдохновения etc., но я имел глупость прочесть сегодня утром несколько публичных листков; тотчас же лень навалилась на меня с тяжестью 20 атмосфер, и я остановился перед ужасающей бесполезностью объяснять что бы то ни было кому бы то ни было. Те, кто знают меня, пойму все; для тех же, кто не хочет или не может меня понять, я стал бы лишь бесполезно нагромождать свои объяснения.

1860 г.

Шарль Бодлер