Шарль Бодлер. Вступление

перевод В.Левика


Глупость, грех, беззаконный, законный разбой
Растлевают нас, точат и душу и тело.
И, как нищие - вшей, мы всю жизнь, отупело,
Угрызения совести кормим собой.

Слабо наше раскаянье, грех наш упрям.
Мы вину признаем ради щедрой награды.
Если грязь на пути, мы как будто ей рады, -
Слезы смоют все пятна - так кажется нам.

Вельзевул на подушке сладчайшего зла
Убаюкать старается разум наш пленный,
И, глядишь, нашей воли металл драгоценный
Этот химик премудрый сжигает дотла.

Он на ниточке водит нас, вечный наш враг.
С каждым днем, с каждым шагом мы близимся к аду,
В отвратительном тайную видим отраду
И бесстрашно бредем сквозь зловонье и мрак.

Как развратник терзает, вином распален,
Старой шлюхи грошовой помятые груди,
Так мы похоть тайком ублажаем - мы, люди, -
Наслажденье мы выжать хотим, как лимон.

Стая бесов, глистами сплетаясь в клубки,
Наше сердце буравит, наш мозг прогрызает.
Что ни вздох, в наши легкие Смерть заползает,
С монотонным хрипеньем подземной реки.

Если яд и насилье, кинжал и поджог
Не расшили канву нашей участи грустной
И на ней свой узор не оставили гнусный, -
Значит, дух наш на это решиться не мог.

Но меж тварей наземных, речных и морских,
Тигров, коршунов, змей, затаившихся в чащах,
Средь визжащих, ревущих, свистящих, рычащих
В этом мерзком зверинце пороков людских

Есть один - безобразнее всех, что кругом,
Самый лютый, хоть шума не любящий, скрытый.
Он охотно и землю столкнул бы с орбиты,
Проглотил бы весь мир исполинским зевком.

Это Скука - микроб, что и в душу проник.
Кровь, палач да гашиш - ей другого не надо!
Ты, читатель, узнал изощренного гада?
Лицемерный читатель - мой брат - мой двойник!