Шарль Бодлер. Нерадивый инок

перевод С.Петрова


В седых монастырях на стенах рисовали
Иконописцы встарь лик Истины святой
И благочестье недр суровых согревали
Ее сияющей и тихой красотой.

В тот век, когда Христа посевы созревали,
Погост себе избрав и сделав мастерской,
Трудились иноки, не ведая печали,
И прославляли Смерть с душевной простотой.

Моя душа мне - гроб. Живу, чернец ленивый,
В нем веки вечные в соседстве с божьей нивой,
А стены в мерзостной обители пусты.

Когда же я создам, отшельник вечно праздный,
Из зрелища моей юдоли безобразной
Творенье рук моих и клад моей мечты?