Шарль Бодлер. Падаль

перевод Г.Адамовича


Припомните предмет, что видеть, дорогая,
      Нам в утро ясное пришлось:
Остаток падали чудовищной у края
      Дороги узкой, ноги врозь.

Подобно женщине, давно привыкшей к блуду,
      Мешая вместе яд и пот,
Бесстыдно выставил открытый отовсюду
      И весь в испарине живот.

Луч солнца яркого сиял на этой гнили,
      Чтоб словно доварить ее
И чтоб возвращены Природе щедрой были
      Сторицей жизнь и бытие.

И словно над цветком раскрытым простиралась
      Даль бесконечной синевы.
Так отвратительно воняло, что казалось,
      Чуть вскрикнув, упадете вы.

Жужжала стая мух над этим чревом темным,
      Откуда медленно, в пыли,
Как жидкость вязкая, в количестве огромном,
      Личины червяков ползли.

Все это двигалось, вздымалось, опускалось
      Иль тучею неслось вокруг,
И тело мертвое, размножившись, казалось,
      Как будто оживало вдруг.

И этот странный мир рождал глухое пенье,
      Как ветерок или волна,
Или как в сеялке колеблемой движенье
      Ссыпающегося зерна.

И блекли линии, и сон напоминали,
      И образов стиралась нить,
Как на частях холста, которые в печали
      Художник тщится довершить.

За скалы спрятавшись, пугливая собака
      Едва превозмогала злость
И будто бы ждала движенья или знака,
      Чтоб доглодать гнилую кость.

И все-таки для вас наступят дни и годы
      Быть тоже мерзостью такой,
О свет моих очей, звезда моей природы,
      Вы, страсть моя и ангел мой!

Да, будете и вы такой, о друг прелестный,
      Когда в неотвратимый час
Навек вы спуститесь в приют сырой и тесный
      И плесень выступит на вас.

Тогда, о красота, на самом дне могилы,
      Под поцелуями червей,
Вы все же скажете, что нет у смерти силы
      Над сгнившей радостью моей!