Шарль Бодлер. Падаль

перевод А.Кроткова


Ну что, душа моя, припомним - это было:
      В тот день на тропке полевой
Нам преградила путь издохшая кобыла,
      Едва прикрытая травой.

Как баба, в похоти скрывающая злобу,
      Дымясь от блудного тепла,
Она разверзнула смердящую утробу,
      Бесстыдно ляжки развела.

На солнечном огне, как на плите кухонной,
      Плоть околевшая пеклась,
Чтоб в первородный прах ушла разъединенной
      Телесная живая связь.

Цветенью мерзости надменно потакая,
      Глядело небо в этот ад.
Скукожилась трава, а вонь была такая,
      Что вы попятились назад.

Над чревом лопнувшим неутолимой тучей
      Гудела мух ночная мгла.
Их черная детва лавиною текучей
      Ошметки плоти залила.

Гниенье множилось волнами и бродило,
      Потрескивая и дыша.
Из груды тлеющей навеки исходила
      На время вдутая душа.

Над падалью плыла мелодия распада.
      Напоминала нам она
И пенье ветерка, и отзвук водопада,
      И шорох спелого зерна.

Телесность таяла, мечте подобна зыбкой,
      Перетончалась, будто нить,
Как образ стершийся, который кистью гибкой
      Художник мог бы сохранить.

За каменной грядой встревоженная сука
      Поскуливала от тоски,
Мечтая отодрать и уволочь без звука
      Большие смачные куски.

И вас, моя любовь, мой ангел светозарный,
      Моя богиня, страсть моя, -
Заразная чума сожрет ваш облик тварный
      Для гнусного небытия!

Над вами второпях проблеют отходную,
      И ваша царственная стать
Уйдет под полог трав, под тяготу земную
      Цветами тленья расцветать.

А там, краса моя, вас черви зацелуют
      И объедят. Но им вослед
В душе я сберегу любовь мою былую,
      Распавшуюся, как скелет!