Шарль Бодлер. Падаль

перевод Г.Шенгели


Вы видели, мой друг, - напоминать вам надо ль? -
      В один из нежных летних дней:
В извилинах тропы презреннейшая падаль
      На грубом ложе из камней,

Вверх ноги выбросив, как девка площадная,
      Заразный источая пот,
Показывала нам, бесстыдно обнажая,
      Раздутый газами живот.

И солнце жаркое на эту гниль светило,
      Как бы стараясь доварить
И по частям вернуть Природе то, что было
      В единство ей угодно слить.

Глядели небеса на этот труп надменный,
      Что раскрывался, как цветок.
Такая вонь была, что обморок мгновенный
      Чуть не свалил вас тут же с ног.

Жужжали стаи мух над полусгнившим чревом,
      Личинок черные полки
Текли, как варево, под солнечным нагревом
      Сквозь плоти липкие клоки.

И это все ползло. Вздувалось. Точно волны,
      Рвалось, мерцая горячо,
И можно бы сказать, что труп, дыханья полный,
      Живет и множится еще.

И странной музыкой звучало то кишенье:
      Ручей иль ветерок в кусте,
Иль будто веялки размерное движенье
      Зерно кружит на решете.

Стирались контуры, как сновиденье, тая,
      Как чуть намеченный этюд,
Что иногда берет художник, воскрешая
      По памяти забытый труд.

И сука робкая, таясь в утесах где-то,
      Затравленно скосив зрачок,
Подстерегала миг, чтоб вырвать у скелета
      Уже облизанный кусок.

Но станете и вы на эту гнусь похожи,
      На груду страшную гнилья, -
Вы - солнце глаз моих, звезда полночной дрожи,
      Вы - ангел мой и страсть моя!

Да, вот такой вам быть, богиня и царица,
      Соборование приняв, -
Когда подземная вас позовет темница
      Тлеть меж костей под сенью трав.

Скажите же червям, что вас сожрут, целуя,
      Мою красу, - в гною, в крови, -
Что я сберег и вид, и сущность неземную
      Моей распавшейся любви!