Шарль Бодлер. Пляска смерти

перевод © В.Микушевича

                                                                                    Эрнесту Кристофу


Гордясь, под стать живым, фигурой и походкой,
В перчатках и с платком, держа в руках букет,
Кокотка тощая, развязной сумасбродкой
Она прикинулась - и выезжает в свет.

Как талия тонка! Найдите-ка такую!
Блистают роскошью наряды с плеч до ног,
И крепко-накрепко сдавил ступню сухую
Башмак с помпонами, похожий на цветок.

Чтоб к мрачным прелестям не льнула шутка злая,
Чтоб их не запятнал ничей бесстыдный взор,
Вдоль высохших ключиц резвится рюш, играя,
Как ласковый ручей среди скалистых гор.

В глазницах пустота зияет бездной темной,
И череп, весь в цветах, отломится вот-вот,
На хрупких позвонках покачиваясь томно.
О, как бредовый лоск небытию идет!

Иные, может быть, пройдут с насмешкой мимо,
От плоти опьянев, увидят ли они,
Что стройный твой скелет красив неизъяснимо?
Ты, царственный костяк, душе моей сродни.

Пришла ли ты сюда, чтобы гримасой властной
Веселие смутить? Желаньям ли порой
Ты, легковерная, вновь отдаешься страстно,
Влача на празднестве свой остов гробовой?

Надеешься ли ты, что в этом светлом зале
Отгонит музыка насмешливый кошмар,
Что вихрем оргии упьешься ты на бале
И в сердце у тебя остынет адский жар?

О, перегонный куб, наполненный тоскою!
О, кладезь глупости, соблазнов и скорбей!
Твои бока торчат решеткою кривою.
Под их защитою гнездится хищный змей.

Пропало, кажется, твое кокетство даром.
Твой величавый фарс - для смертных ли сердец?
Лишь самый доблестный подвластен грозным чарам.
Пьянеть от ужаса способен лишь храбрец.

Усмешка вечная свела твой рот безгубый.
От рвоты кавалер удержится едва,
Когда увидит он, взглянув на эти зубы,
Что у тебя во рту их ровно тридцать два.

Но кто не танцевал ни разу со скелетом?
Кто из живых людей - не вскормленник могил?
Кто тленом брезгует и этим туалетом,
Себя, наверное, красавцем возомнил.

Скажи, безносая, танцорам слишком рьяным,
Им, тем, кто морщится в присутствии твоем:
"Признайтесь, гордые, что вопреки румянам
Вы чувствуете смерть всем вашим существом.

Вы тоже мертвецы - и свой азарт умерьте!
Увядший Антиной и лысый Ловелас,
Вы все захвачены вселенской пляской смерти.
В неведомую даль она уводит вас.

Беспечно веселясь над Гангом и над Сеной,
Не видят смертные, что наступает срок,
Что дулом гибельным нацелясь в глубь вселенной,
Труба архангела пробила потолок.

Потешный род людской! На всех широтах мира
Кривляйся и пляши, но знай: в любом краю
Примешивает смерть, надушенная миррой,
К безумью твоему - иронию свою".