Шарль Бодлер. Непредвиденное

перевод © А.Ламбле


У смертного одра отца, при ночнике,
Задумался скупец под стон и хрип недужный:
"У нас есть, кажется, запас на чердаке
Досок, уж ни на что не нужных".

Воркуя, говорит прелестница: "Полна
Душа любви, и Бог мне власть дал над сердцами".
- Душа! Душа ее насквозь прокопчена
Неугасимыми кострами!

Газетчик, мня себя лучом средь темноты,
Сбил с толку простеца, и требует ответа:
"Скажи мне, где же тот создатель Красоты,
Защитник где, тобой воспетый?"

Распутник мне один встречался много раз,
Который, день и ночь зевая и тоскуя,
Твердит в мечтах своих бессильных: "Через час
Хочу начать я жизнь другую".

Часы меж тем гласят: "Созрел для вечных кар
Уж грешник. Ни к чему уж все предупрежденья.
Он слеп и глух и слаб - еще один удар,
И будет Суд и осужденье".

И Некто, всех смутив, является потом
С насмешкой гордою, им говоря: "Из чаши
Уже достаточно я вас поил вином
Во время черной Мессы вашей.

Вы в сердце все мое признали божество.
Лобзали вы тайком мое нагое тело.
Узнайте ж Сатану, и гнусный смех его,
И власть, которой нет предела.

Иль верить вы могли, двуличные рабы,
Что будет так легко владыку провести вам,
И можно вырвать вам два дара у судьбы -
Спасенным быть и быть счастливым?

Охотник опытный давно добычи ждал,
И дичь должна теперь ему достаться в руки.
Я унесу вас всех к себе сквозь толщу скал,
Товарищи туманной муки;

Сквозь толщу унесу вас глины и камней,
Сквозь кучу вашего дымящегося пепла,
К себе я в свой дворец, могил земных темней.
Давно надежда в нем ослепла;

Ведь он был выстроен из общих вам грехов,
И слава в нем моя, и гордость, и мученье".
- Труба Архангела, с надзвездных берегов,
Меж тем поет о воскресенье

Всех тех, кто говорит: "Благословен Твой бич,
Господь! Да будет боль, Отец, благословенна!
Всей мудрости Твоей не можем мы постичь,
Но знаем, горе - дар бесценный".

И сладостью такой исполнен трубный глас,
В святые вечера небесных жатв урочных,
Что песнь его струей пьянящею влилась
В сердца страдальцев беспорочных.