Расслабленный

(Легенда)

Схоластик некий, именем Евлогий,
Подвинутый любовью, мир презрел
И в монастырь ушел, раздав именье,
Но, ремесла не ведая, меж братий
В бездействии невольном пребывал.
Однажды он расслабленного встретил,
Лежавшего на улице, без рук,
Без ног: молил он гласом лишь и взором
О помощи. Евлогий же сказал:
"Возьму к себе расслабленного, буду
Любить его, покоить до конца,
И так спасусь. Терпенья дай, о, Боже,
Мне, грешному, чтоб брату послужить!"
Он, приступив к расслабленному, молвил:
"Не хочешь ли, возьму тебя к себе
И твой недуг и старость упокою?"
- "Ей, Господи!" - расслабленный в ответ.
Тогда Евлогий: "Приведу осла,
Чтоб отвезти тебя в мою обитель".
И с радостью великой ожидал
Его бедняк. Привел осла Евлогий,
Больного взял, отвез к себе домой
И стал о нем заботиться, и пробыл
Пятнадцать лет расслабленный в дому
Евлогия, и тот его покоил,
Служил ему, как дряхлому отцу,
Кормил его, как малого ребенка,
На собственных руках его носил.

Но дьявол стал завидовать обоим:
Хотел он мзды Евлогия лишить.
И, развратив расслабленного, ярость
Вдохнул в него, и начал тот во гневе
Евлогия хулить: "Ты - беглый раб,
Похитивший именье господина!
Ты чрез меня спасаешься, ты принял
Калеку в дом, чтоб назвали тебя
И праведным, и милосердным люди!.."
Но с кротостью ответствовал Евлогий:
"Не будь ко мне несправедливым, брат,
И лучше ты скажи, какое зло
Я сотворил тебе, - и я покаюсь".
Но возопил калека: "Не хочу
Любви твоей! Неси меня из дома,
На улице повергни! Не хочу
Ни ласк твоих, ни твоего покоя!"
Евлогий же: "Молю тебя, утешься!"
Но в ярости расслабленный кричал:
"Мне скучно здесь, противна эта жизнь!
И не терплю я твоего лукавства...
Дай мяса мне!.. Я мясо есть хочу!.."
Тогда принес ему Евлогий мяса.
"Один с тобою быть я не могу:
Хочу живых людей, хочу народа!" -
"Я много братии приведу тебе..."
- "О, горе мне, - больной ему в ответ, -
О, горе, окаянному! Противно
И на твое лицо смотреть: ужель
Еще толпу таких же праздноядцев
Ты приведешь ко мне?.." И разъярился,
И голосом он диким возопил:
"Нет, не хочу я, не хочу! Повергни
Опять меня туда, откуда взял:
На улицу хочу я, на распутье!
Там - пыль и солнце, пролетают птицы,
И по камням грохочут колесницы.
Там ветер пахнет морем, и вдали
Крылатые белеют корабли...
Мне скучно здесь, где лишь лампады, тлея,
Коптят немые лики образов,
Где - ладана лишь запах, да елея,
И душный мрак, и звон колоколов...
О, если б были руки, - удавился
Иль заколол бы я себя ножом!.."

В смятении пошел Евлогий к братьям.
"Что делать мне?" - он старцев вопросил.
Они его к Антонию послали.
И на корабль он посадил больного,
И выехал, и прибыл к той земле,
Где жил Антоний, схимник, и с калекой
Пришел к нему Евлогий и сказал:
"Пятнадцать лет больному я служил, -
Он за любовь меня возненавидел.
И я спросить пришел к твоей святыне,
Что сотворю я с ним?" Тогда в ответ
Проговорил Антоний гласом тяжким
И яростным: "Евлогий, если ты
Отвергнешь брата, - помни, что Спаситель
Бездомного вовеки не отвергнет:
Его в раю высоко над тобой
Он вознесет". Евлогий ужаснулся;
Антоний же - расслабленному: "Раб,
Земли и неба недостойный, ты ли
Дерзнул хулу на Господа изречь?..
Так помни же, что Сам тебе Спаситель
Во образе Евлогия служил!"
Потом он стал учить обоих: "Дети,
Не разлучайтесь друг от друга, - нет:
От сатаны пришло вам искушенье.
Идите с миром, отложив печаль.
Я ведаю, что при конце вы оба,
Что близко смерть: вы у Христа венцов
Заслужите, ты - им, и он - тобою.
Но если б Ангел Смерти прилетел
И на земле вас не нашел бы вместе, -
То лишены вы были бы венцов.
Так те, кто любят, - мученики оба,
Прикованы друг к другу навсегда:
И большего нет подвига пред Богом,
Нет в мире большей казни, чем любовь!"

1893