Марк Аврелий

Века, разрушившие Рим,
Тебя нетронув, пролетели
Над изваянием твоим,
      Бессмертный Марк Аврелий!

В благословенной тишине
Доныне ты, как триумфатор,
Сидишь на бронзовом коне,
      Философ-император.

И в складках падает с плеча
Простая риза, не порфира.
И нет в руке его меча, -
      Он - провозвестник мира.

Невозмутим его покой,
И все в нем просто и велико.
Но веет грустью неземной
      От царственного лика.

В тяжелый век он жил, как мы,
Он жил во дни борьбы мятежной,
И надвигающейся тьмы,
      И грусти безнадежной.

Он знал: погибнет Рим отцов.
Но пред толпой не лицемерил.
Чем меньше верил он в богов, -
      Тем больше в правду верил.

Владея миром, никого
Он даже словом не обидел,
За Рим, не веря в торжество,
      Он умер и предвидел,

Что Риму не воскреснуть вновь,
Но отдал все, что было в жизни, -
Свою последнюю любовь,
      Последний вздох отчизне.

В душе правдивой и простой,
Навеки чуждой ослепленья,
Была не вера, а покой
      Великого смиренья.

Он, исполняя долг, страдал
Без вдохновенья, без отрады,
И за добро не ожидал
      И не хотел награды.

Теперь стоит он, одинок,
Под голубыми небесами
На Капитолии, как бог,
      И ясными очами

Глядит на будущее, вдаль:
Он сбросил дольней жизни тягость.
В лице - спокойная печаль
      И неземная благость.

1891