Имогена

(Средневековая легенда)


"Лютой казни ты достоин...
Как до выси небосклона, -
Далеко оруженосцу -
До наследницы барона!
Но в любви к тебе призналась
Имогена, - я прощаю;
Божий суд великодушно
Вам обоим предлагаю.
Ты возьмешь ее на плечи,
По скалам и по стремнине
Ты пойдешь с бесценной ношей
Ко кресту на той вершине.
Путь не легок: поскользнешься -
Смерть обоим... Если ж с нею
До креста дойдешь, - навеки
Будет дочь моя твоею.
Что ж, согласен?" - "Да." -
                              "До завтра".
Грозный час настал. Собранье
Ждет, окованное страхом,
Рокового испытанья.
Сам барон мрачнее ночи.
Опустил угрюмо вежды;
Только те, кто любят, полны
Чудной силы и надежды.
И с отвагой, и с любовью
Он берет ее на плечи,
И она ему, краснея,
Шепчет ласковые речи...
Вот сигнал, - по дикой круче
Он идет... Пред ними бездна...
Но в очах его отвага,
С милой смерть ему любезна.
Из-под ног сорвался камень, -
Он дрожит, изнемогает...
Но так нежно Имогена
Кудри милого ласкает.
И в очах блеснуло счастье,
И легко над страшной кручей
Он прошел каким-то чудом,
Безмятежный и могучий.
А над ним она, в лазури,
С золотыми волосами,
В белом платье - словно ангел
С белоснежными крылами.
Но таков удел наш горький:
Кто нам дорог, кто нас любит, -
Обнимая, вместе в бездну
Увлекает нас и губит.
С каждым шагом все тяжеле
Давит ноша, и, склоняясь:
"Тяжко мне, я умираю..." -
Прошептал он, задыхаясь...
Но она взглянула в очи
И "люблю" ему сказала,
И безумная отвага
В гордом взоре заблистала.
Вся - надежда, вся - молитва
Имогена, в страстной муке,
Чтобы легче быть - высоко
Подымает к небу руки...
Вот и крест... Еще мгновенье -
И достиг он цели... Бледный,
Пал он с ношей драгоценной,
И раздался крик победный:
"Ты моя, моя навеки!" -
"Поскорей разнять их!" - грозно
Закричал барон... Со свитой
Он примчался - было поздно...
Слишком крепко Имогена
Обвила его руками...
На лице - покой и счастье,
И уста слились с устами.
"Что ж вы медлите? Скорее
Разлучить их!" Но стояли
Все, поникнув головою,
Полны страха и печали.
Лишь один ответил робко:
"Никакая власть и сила
Разделить, барон, не может
То, что смерть соединила..."

1889