Две песни шута

I

Если б капля водяная
      Думала, как ты,
В час урочный упадая
      С неба на цветы,
И она бы говорила:
"Не бессмысленная сила
      Управляет мной.
По моей свободной воле
Я на жаждущее поле
      Упаду росой!"
Но ничто во всей природе
Не мечтает о свободе,
      И судьбе слепой
Все покорно - влага, пламень,
Птицы, звери, мертвый камень;
      Только весь свой век
О неведомом тоскует
И на рабство негодует
      Гордый человек.
Но увы! Лишь те блаженны,
      Сердцем чисты те,
Кто беспечны и смиренны
      В детской простоте.
Нас, глупцов, природа любит,
И ласкает, и голубит,
      Мы без дум живем,
Без борьбы, послушны року,
Вниз по вечному потоку,
      Как цветы, плывем.


II

То не в поле головки сбивает дитя
      С одуванчиков белых, играя:
То короны и митры сметает, шутя,
      Всемогущая Смерть, пролетая.
Смерть приходит к шуту: "Собирайся, Дурак,
      Я возьму и тебя в мою ношу,
И к венцам и тиарам твой пестрый колпак
      В мою общую сумку я брошу".
Но, как векша, горбун ей на плечи вскочил,
      И колотит он Смерть погремушкой,
По костлявому черепу бьет, что есть сил,
      И смеется над бедной старушкой.
Стонет жалобно Смерть: "Ой, голубчик, постой!"
      Но герой наш уняться не хочет;
Как солдат в барабан, бьет он в череп пустой,
      И кричит, и безумно хохочет:
"Не хочу умирать, не боюсь я тебя!
Жизнь и солнце, и смех всей душою любя,
      Буду жить-поживать, припевая:
Гром побед отзвучит, красота отцветет,
Но дурак никогда и нигде не умрет, -
      Но бессмертна лишь глупость людская!"

1887