"Не думала ли ты, что, бледный и безмолвный..."

Не думала ли ты, что, бледный и безмолвный,
Я вновь к тебе приду, как нищий, умолять,
Тобой отвергнутый, тобою вечно полный,
Чтоб ты позволила у ног твоих рыдать?
Напрасная мечта! Слыхала ль ты порою,
Что в милой праздности не все, как ты, живут,
Что где-то есть борьба, и мысль, и честный труд,
И что пред ними ты - ничто с твоей красою?
Смотри, - меня зовет огромный, светлый мир:
      Есть у меня бессмертная природа
      И молодость, и гордая свобода,
      И Рафаэль, и Данте, и Шекспир!
И думать ты могла, что я томиться буду,
Или у ног твоих беспомощно рыдать?
Нет, стыдно пред тобой мне слезы расточать, -
Забудь меня скорей, как я тебя забуду!
О, неразумное, прелестное дитя,
Ты гнева моего, поверь, не заслужила, -
Но если б ты могла понять, какая сила
Была у ног твоих, когда со мной, шутя,
Играла ты в любовь, и все потом разбила, -
Тогда лицо твое зарделось бы стыдом,
И над поруганной любовью, над мечтами,
Что ты разрушила своими же руками,
Не я, а ты в отчаяньи немом
Рыдала бы теперь горючими слезами!

1886