Франческа Римини

Порой чета голубок над полями
Меж черных туч мелькнет перед грозою,
Во мгле сияя белыми крылами;

Так в царстве вечной тьмы передо мною
Сверкнули две обнявшиеся тени,
Озарены печальной красотою.

И в их чертах был прежний след мучений,
И в их очах был прежний страх разлуки,
И в грации медлительных движений,

В том, как они друг другу жали руки,
Лицом к лицу поникнув с грустью нежной,
Былой любви высказывались муки.

И волновалась грудь моя мятежно,
И я спросил их, тронутый участьем,
О чем они тоскуют безнадежно.

И был ответ: "С жестоким самовластьем
Любовь, одна любовь нас погубила,
Не дав упиться мимолетным счастьем;

Но смерть - ничто, ничто для нас - могила,
И нам не жаль потерянного рая,
И муки в рай любовь преобразила.

Завидуют нам ангелы, взирая
С лазури в темный ад на наши слезы,
И плачут втайне, без любви скучая.

О пусть Творец нам шлет свои угрозы, -
Все эти муки - слаще поцелуя,
Все угли ада искрятся, как розы!"

"Но где и как, - страдальцам говорю я, -
Впервой меж вами пламень страстной жажды
Преграды сверг, на цепи негодуя?"

И был ответ: "Читали мы однажды
Наедине о страсти Ланчелотта,
Но о своей лишь страсти думал каждый.

Я помню книгу, бархат переплета,
Я даже помню, как в заре румяной
Заглавных букв мерцала позолота.

Открыты были окна, и туманный,
Нагретый воздух в комнату струился;
Ронял цветы жасмин благоуханный.

И мы прочли, как Ланчелотт склонился,
И поцелуем скрыв улыбку милой,
Уста к устам, в руках ея забылся.

Увы! Нас это место погубило,
И в этот день мы больше не читали.
Но сколько счастья солнце озарило!.."

И тень умолкла, полная печали.

1885