К Елене

перевод © В.Рогова


Тебя я видел раз, один лишь раз;
Не помню, сколько лет назад - но мало.

В июле, в полночь, полная луна,
Твоей душе подобная, дорогу
Искала к сáмому зениту неба,
Роняя света серебристый полог,
Исполненный истомы и дремоты,
На тысячи подъявших лики роз,
Что взачарованном саду росли,
Где колыхнуться ветерок не смел, -
Свет лился медленно на лики роз,
Они ж в ответ благоуханье душ
Ему в экстазе смерти изливали:
Свет лился медленно на лики роз,
Они же умирали, пленены
Тобою и поэзией твоею.

Полусклоненная, среди фиалок
Ты мне предстала в белом одеянье;
Свет лился медленно на лики роз,
На лик твой, поднятый - увы! - в печали.

Не Рок ли этой полночью в июле,
Не Рок ли (что зовется также Скорбью!)
Остановил меня у входа в сад,
Чтобы вдохнул я роз благоуханье?
Ни звука: ненавистный мир уснул,
Лишь мы с тобой не спали. (Боже! Небо!
Как бьется сердце, лишь услышу вместе
Два слова: мы с тобой.) Я огляделся -
И во мгновенье все кругом исчезло.
(Не забывай, что сад был зачарован!)
Луны жемчужный блеск погас на небе,
Извилистые тропки, мшистый берег,
Счастливые цветы и листьев шелест -
Исчезло все, и роз благоуханье
В объятьях ветерка тогда скончалось.
Все умерло - и только ты жила,
Нет, и не ты: лишь свет очей твоих,
Душа в очах твоих, подъятых к небу.

Я видел их, вселенную мою,
Лишь их я видел долгие часы,
Лишь их, пока луна не закатилась.
Какие горькие повествованья
Таились в их кристальной глубине!
И горя сумрак! И полет надежды!
И море безмятежное величья!
И дерзость в жажде славы! - но, бездонна,
К любви способность мне открылась в них!

Но вот исчезла милая Диана
На ложе западном грозóвых туч:
И, призрак меж стволов, подобных склепу,
Ты ускользнула. Но остались очи.
Остался взгляд, он не исчез доныне.
В ту ночь он к дому осветил мне путь,
Меня он не покинул (как надежды).
Со мною он - ведет меня сквозь годы,
Он мне служитель - я же раб ему.
Он служит мне, светя и согревая,
Мой долг - спасенным быть его сияньем,
Стать чистым в электрическом огне,
В огне Элизия стать освященным.
Он дал мне Красоту (она ж Надежда),
Он в небе - пред его сияньем звездным
В часы унылых бдений я колена
Склоняю; и в слепящем свете дня
Все вижу их - две сладостно блестящих
Венеры, что и солнце на затмит!