Эдгар Аллан По. Улялюм

перевод Вас.Федорова


Туманилось небо и стыло,
      Листва опадала сухой -
      Пожелклой, примятой, сухой.
Никогда не забыть! Это было
      В Октябре, в полуночи глухой,
Там, где озеро Обер унылое
      Мутнело застылой тоской,
В тусклом Вире, в лесной и унылой
      Стороне, истомленной тоской.

Среди кипарисов Титанов
      Однажды я шел со своей
      Душой, со Психеей своей.
О, тогда огневее вулканов
      Было сердце! Оно горячей
      Было лавы самой, - горячей
Лавы с кратера Янек, что, канув
      В ледяные просторы полей,
Уносится - с Янека, канув -
      В дикий холод полярных полей.

Вели мы спокойный и строгий
      Разговор, а слова были сухи;
      Ничего мы не помнили - сухи,
Как трава на октябрьской дороге,
      Были тусклые памяти звуки.
      Мы забыли о многом - о многом -
И об озере сером и строгом,
      И о каре жестокой разрухи -
Мы забыли, что этой дорогой
      Мы когда-то дошли до разлуки.

Так вот шли мы. И ночь постарела -
      Предрассветные звезды вставали -
      Обещали нам утро. Устали
Мы как будто... Дорога светлела -
      Лунным светом она пробелела -
Полумесяц, сверкнувший несмело,
      Поднял ясные рожки в печали -
И алмазы Астарты несмелой
      Просверкали из дали в печали.

Я заметил: "Теплее Дианы
      Астарта, - по странам томленья
      Она движется тенью томленья
Она видит сердечные раны,
      Утишает в сердцах треволненья -
Из Созвездия Льва, из Нирваны
      Восходит она, чтоб забвенья
      Указать нам дорогу, забвенья,
Сквозь Созвездие Льва, из Нирваны. -
      Полны очи ее сновиденья.
Сквозь берлогу идет по Нирванам
      К Сновиденью от Сновиденья.

Но Психея вдруг вскинула руки
      И молила: "О, сжалься! Прости!
      Эта бледность больная... Прости...
Я дрожу, и слова мои глухи...
      В мутном свете нельзя нам идти!
Прочь!.. Бежим!.. Мы должны..." И от муки
      Ее крылья на пыльном пути
По земле волочились от муки -
      Загрязнялись на пыльном пути -
      Ее крылья ломались в пути.

Но просил я: "Напрасны сомненья!
      Поспешим на трепещущий свет -
      Этой влагой струящийся - свет!
Полны тайны его излученья -
      Это - неба ночного привет -
      Красоты и Надежды привет!
О, поверим ему без смущенья, -
      Мы за ним! Знай: Обмана здесь нет!
Поверим ему без смущенья -
      Даже тени коварства в нем нет:
      Это - неба ночного привет".

Успокоил... Рассеял заботу
      Поцелуем, - не стала томиться
      Психея, тревогой томиться.
Мы пошли, - и пришли к повороту -
      Перед нами возникла гробница -
      Одинокая чья-то гробница.
Я спросил: "Не прочтешь ли ты, кто тут
      Погребен в этой тайной гробнице?"
      И в ответ: "Улялюм... Улялюм...
      Здесь могила твоей Улялюм..."

И тогда мое сердце застыло,
      Стало пеплом... пожелклой, сухой,
      Этой смятой листвою сухой...
Простонал я: "Октябрь этот, был - он...
      Той последнею ночью, глухой,
      Это здесьпроходил я когда-то,
      И здесьсхоронил я когда-то
      Свою жуткую ношу, - глухой
      Черной ночью... Какой же, проклятый,
Вновь завлек сюда Демон?.. Унылой
      Полно озеро Обер тоской,
Снова в Вире я - в страшной, унылой
      Стороне, истомленной тоской.