Теофиль Готье. Вариации на тему "Венецианского карнавала"

1. На улице

перевод А.Эфрон


Мотив заигранный, запетый,
Кто не дружил с тобой и как!
Шарманок дряхлые фальцеты
Под разъяренный лай собак,

И музыкальные шкатулки,
И канарейки - кто сильней?
И скрипки в каждом переулке,
И юность бабушки моей...

Кто скажет, что в убогом зале,
Среди гирлянд и толчеи,
Под эту дудку не плясали
Ремесленники и швеи?

Что в кабачках среди сирени,
От воскресенья охмелев,
Гуляки разных поколений
Твой не горланили припев?

Его на хнычущем фаготе
Тянул слепец и вдоль и вширь,
Подхватывал на верхней ноте
Четвероногий поводырь,

И худосочные певички,
В кисейных платьицах дрожа,
Его чирикали, как птички,
Меж столиков кафе кружа...

Но вот, случилось Паганини
Своим божественным смычком
Коснуться темы, что доныне
Слыла истертым пятачком -

Чтоб вновь пустить на круговую,
Варьяциями расцветив,
Затасканный напропалую
Неумирающий мотив...

2. Лагуны

перевод В.Портнова


Мотив, вошедший в каждый дом,
Влюбленный, озорной, упрямый...
Мне кажется, он всем знаком:
Его любили наши мамы.

"Венецианский карнавал"
Звучал когда-то на каналах,
Но ветерок его примчал
В балетный зал на крыльях шалых.

Я слушаю, глаза прикрыв,
Напев то грустный, то веселый...
Похожий на скрипичный гриф,
Лагуну режет нос гондолы.

Сквозь хроматический дурман
Всплывает из лазурной сферы
Жемчужно-розоватый стан
Адриатической Венеры.

Встают литые купола
В обводах музыкальных линий,
И каждая из них кругла,
Как дышащая грудь богини.

Причаливаем. У столба
Канаты скользские ветвятся.
Я вижу мраморного льва
И розовый фасад палаццо.

Дворцы, гондолы, зелень вод
И карнавальные проказы -
Сама Венеция живет
В полете мелодичной фразы.

Легко вибрирует струна,
И в пиццикато вновь воспета
Когда-то вольная страна,
Беспечный город Каналетто.

3. Карнавал

перевод В.Портнова


Венеция спешит на бал,
И карнавал в огнях и блестках
Защебетал и замерцал
На всех путях и перекрестках.

По маске - негр, по шкуре - змей,
Вот Арлекин Кассандра мучит,
Вот он погнал его взашей
И вслед пронзительно мяучит.

На белом бел, торчит Пьеро
В крахмальных брыжах, точно в раме,
Мигает девушкам хитро,
Призывно машет рукавами.

Болонский Доктор, словно трель,
Латинскую выводит глоссу.
Насупленный Полишинель
Огромный крюк приладил к носу.

Вот Тривелин, свирепый муж,
Кладет соседа на лопатки,
А Коломбине Скарамуш
Вручает веер и перчатки.

Вот домино легко скользит
И мимоходом строит глазки,
И черный шелк ресниц сквозит
В разрезах черной полумаски.

Ах, тонкий кружевной заслон,
Колеблемый ее дыханьем...
Она! Я весь заворожен
Вуали плавным колыханьем.

Не скрыл под жесткою корой
Картонной маски профиль четкий
Пушка над розовой губой
И родинки на подбородке.

4. Сентиментальный лунный свет

перевод А.Эфрон


Сквозь исступленье карнавала
Шутихою взмывает вдруг
Над лунной прорезью канала
Фонтаном в небо бьющий звук...

Напев шальной! Зачем в твой лепет
И бубенцов твоих трезвон
Вплетается страданья трепет,
Разлуки голубиный стон?

Из гулкой и туманной дали
Зачем меня тревожишь вновь
В своей негаснущей печали
Ты, прошлогодняя любовь?

Былой апрель в лесу былого,
Зачем сжимаешь сердце в ком
И пальцы нам сплетаешь снова
Над первым голубым цветком?

О, как не отличить в сверлящей,
Дрожащей звуковой волне
Ребячливый твой голос, длящий
Серебряную боль во мне!

В нем холод, пламя, смех, смятенье,
Ложь, нежность, дерзость, плутовство...
Подобно смерти упоенье,
С которым слушаешь его,

С которым алою капелью
Душа сочится круглый год...
Так над колодезной купелью
Роняет слезы влажный свод...

Избитой карнавальной темы
Варьяция! Сквозь слезы - смех...
Как от тебя страдаем все мы!
А я, пожалуй, горше всех...