Теофиль Готье. Женщина-поэма

перевод В.Бенедиктова


"Поэт! пиши с меня поэму! -
Она сказала. - Где твой стих?
Пиши на заданную тему:
Пиши о прелестях моих!"

И вот - сперва ему явилась
В сиянье царственном она,
За ней струистая влачилась
Одежды бархатной волна;

И вдруг - по смелому капризу
Покровы с плеч ее скользят,
И чрез батистовую ризу
Овалов очерки сквозят.

Долой батист! - И тот спустился,
И у ее лилейных ног
Туманом дремлющим склубился
И белым облаком прилег.

Где Апеллесы, Клеомены?
Вот мрамор - плоть! Смотрите: вот -
Из волн морских, из чистой пены
Киприда новая встает!

Но вместо брызг от влаги зыбкой -
Здесь перл, ее рожденный дном,
Прильнул к атласу шеи гибкой
Молочно-радужным зерном.

Какие гимны и сонеты
В строфах и рифмах наготы
Здесь чудно сложены и спеты
Волшебным хором красоты!

Как дальность моря зыби синей
Под дрожью месячных лучей,
Безбрежность сих волнистых линий
Неистощима для очей.

Но миг - и новая поэма:
С блестящим зеркалом в игре
Она султаншею гарема
Сидит на шелковом ковре, -

В стекло посмотрит - усмехнется,
Любуясь прелестью своей,
Глядит - и зеркало смеется
И жадно смотрит в очи ей.

Вот как грузинка прихотливо
Свой наргиле курит она,
И ножка кинута на диво,
И ножка с ножкой скрещена.

Вот - одалиска! Стан послушный
Изогнут легкою дугой
Назло стыдливости тщедушной
И добродетели сухой.

Прочь одалиски вид лукавый!
Прочь гибкость блещущей змеи!
Алмаз без грани, без оправы -
Прекрасный образ без любви.

И вот она в изнеможенье,
Ее лелеют грезы сна,
Пред нею милое виденье...
Уста разомкнуты, бледна,

К объятьям призрака придвинув
В восторге млеющую грудь,
Главу за плечи опрокинув,
Она лежит... нет сил дохнуть...

Прозрачны вежды опустились,
И, как под дымкой облаков -
Под ними в вечность закатились
Светила черные зрачков.

Не саван ей для погребенья -
Наряд готовьте кружевной!
Она мертва от упоенья.
На смерть похож восторг земной.

К ее могиле путь недальний:
Ей гробом будет - ложе сна,
Могилой - сень роскошной спальни,
И пусть покоится она!

И в ночь, когда ложатся тени
И звезды льют дрожащий свет, -
Пускай пред нею на колени
Падет в безмолвии поэт!