Антуан де Сент-Экзюпери. III - "Не скоро я понял..."

перевод Н.Галь;
иллюстрации взяты с сайта Вавилон

      Не скоро я понял, откуда он явился. Маленький принц засыпáл меня вопросами, но, когда я спрашивал о чем-нибудь, он будто и не слышал. Лишь понемногу, из случайных, мимоходом оброненных слов мне все открылось. Так, когда он впервые увидел мой самолет (самолет я рисовать не стану, мне все равно не справиться), он спросил:
      - Что это за штука?
      - Это не штука. Это самолет. Мой самолет. Он летает.
      И я с гордостью объяснил, что умею летать. Тогда малыш воскликнул:
      - Как! Ты упал с неба?
      - Да, - скромно ответил я.
      - Вот забавно!..
      И Маленький принц звонко засмеялся, так что меня взяла досада: я люблю, чтобы к моим злоключениям относились серьезно. Потом он прибавил:
      - Значит, ты тоже явился с неба. А с какой планеты?
      Так вот разгадка его таинственного появления здесь, в пустыне! - подумал я и спросил напрямик:
      - Стало быть, ты попал сюда с другой планеты?
      Но он не ответил. Он тихо покачал головой, разглядывая самолет:
      - Ну, на этом ты не мог прилететь издалека...
      И надолго задумался о чем-то. Потом вынул из кармана моего барашка и погрузился в созерцание этого сокровища.
      Можете себе представить, как разгорелось мое любопытство от этого странного полупризнания о "других планетах". И я попытался разузнать побольше.
      - Откуда же ты прилетел, малыш? Где твой дом? Куда ты хочешь унести барашка?
      Он помолчал в раздумье, потом сказал:
      - Очень хорошо, что ты дал мне ящик, барашек будет там спать по ночам.
      - Ну конечно. И если ты будешь умницей, я дам тебе веревку, чтобы днем его привязывать. И колышек.
      Маленький принц нахмурился:
      - Привязывать? Для чего это?
      - Но ведь если его не привяжешь, он забредет неведомо куда и потеряется.
      Тут мой друг опять весело рассмеялся:
      - Да куда же он пойдет?
      - Мало ли куда? Все прямо, прямо, куда глаза глядят.
      Тогда Маленький принц сказал серьезно:
      - Это ничего, ведь у меня там очень мало места.
      И прибавил не без грусти:
      - Если идти все прямо да прямо, далеко не уйдешь...