Сергей Козлов. Веселая сказка

      Однажды Ослик возвращался домой ночью. Светила луна, и равнина была вся в тумане, а звезды опустились так низко, что при каждом шаге вздрагивали и звенели у него на ушах, как бубенчики.
      Было так хорошо, что Ослик запел грустную песню.
      - Передай кольцо, - тянул Ослик, - а-а-бручаль-ное...
      А луна спустилась совсем низко, и звезды расстелились прямо по траве и теперь звенели уже под копытцами.
      "Ай, как хорошо, - думал Ослик. - Вот я иду... Вот луна светит... Неужели в такую ночь не спит Волк?
      Волк, конечно, не спал. Он сидел на холме за осликовым домом и думал: "Задерживается где-то мой серый брат Ослик..."
      Когда луна, как клоун, выскочила на самую верхушку неба, Ослик запел:

И когда я умру,
И когда я погибну,
Мои уши, как папоротники,
Прорастут из земли.

      Он подходил к дому и теперь уже не сомневался, что Волк не спит, что он где-то поблизости и что между ними сегодня произойдет разговор.
      - Ты устал? - спросил Волк.
      - Да, немного.
      - Ну, отдохни. Усталое ослиное мясо не так вкусно.
      Ослик опустил голову, и звезды, как бубенчики, зазвенели на кончиках его ушей.
      "Бейте в луну, как в бубен, - думал про себя Ослик, - крушите волков копытом, и тогда ваши уши, как папоротники, останутся на земле."
      - Ты уже отдохнул? - спросил Волк.
      - У меня что-то затекла нога, - сказал Ослик.
      - Надо растереть, - сказал Волк. - Затекшее ослиное мясо не так вкусно.
      Он подошел к Ослику и стал растирать лапами его заднюю ногу.
      - Только не вздумай брыкаться, - сказал Волк. - Не в этот раз, так в следующий, но я тебя все равно съем.
      "Бейте в луну, как в бубен, - вспомнил Ослик. - Крушите волков копытом!.." Но не ударил, нет, а просто засмеялся. И все звезды на небе тихо рассмеялись вместе с ним.
      - Ты чего смеешься? - спросил Волк.
      - Мне щекотно, - сказал Ослик.
      - Ну, потерпи немножко, - сказал Волк. - Как твоя нога?
      - Как деревянная!
      - Сколько тебе лет?! - спросил Волк, продолжая работать лапами.
      - 365 250 дней.
      Волк задумался.
      - Это много или мало? - наконец спросил он.
      - Это около миллиона, - сказал Ослик.
      - И все ослы такие старые?
      - В нашем перелеске - да!
      Волк обошел Ослика и посмотрел ему в глаза.
      - А в других перелесках?
      - В других, думаю, помоложе, - сказал Ослик.
      - На сколько?
      - На 18 262 с половиной дня!
      - Хм! - сказал Волк. И ушел по белой равнине, заметая, как дворник, звезды хвостом.

И когда я умру, - мурлыкал, ложась спать, Ослик, -
И когда я погибну,
Мои уши, как папоротники,
Прорастут из земли!