Сергей Козлов. Разрешите с вами посумерничать

      - Заяц просится посумерничать.
      - Пускай сумерничает, - сказал Ежик и вынес на крыльцо еще одно плетеное кресло.
      - Можно войти? - спросил Заяц. Он стоял под крыльцом, пока Медвежонок разговаривал с Ежиком.
      - Входи, - сказал Ежик.
      Заяц поднялся по ступенькам и аккуратно вытер лапы о половичок.
      - Три-три! - сказал Медвежонок. - Ежик любит, чтобы было чисто.
      - Можно сесть? - спросил Заяц.
      - Садись, - сказал Медвежонок. И Ежик с Медвежонком тоже сели.
      - А как мы будем сумерничать? - спросил Заяц.
      Ежик промолчал.
      - Сиди в сумерках и молчи, - сказал Медвежонок.
      - А разговаривать можно? - спросил Заяц. Ежик опять промолчал.
      - Говори, - сказал Медвежонок.
      - Я в первый раз сумерничаю, - сказал Заяц, - поэтому не знаю правил. Вы не сердитесь на меня, ладно?
      - Мы не сердимся, - сказал Ежик.
      - Я как узнал, что вы сумерничаете, я стал прибегать к твоему, Ежик, дому и глядеть во-он из-под того куста. Во, думаю, как красиво они сумерничают! Вот бы и мне! И побежал домой, и стащил с чердака старое кресло, сел и сижу.
      - И чего? - спросил Медвежонок.
      - А ничего. Темно стало, - сказал Заяц. - Нет, думаю, это не просто так, это не просто сиди и жди. Что-то здесь есть. Попрошусь, думаю, посумерничать с Ежиком и Медвежонком. Вдруг пустят?
      - Угу, - сказал Медвежонок.
      - А мы уже сумерничаем? - спросил Заяц. Ежик глядел, как медленно опускаются сумерки, как заволакивает низинки туман, и почти не слушал Зайца.
      - А можно, сумерничая, петь? - спросил Заяц.
      Ежик промолчал.
      - Пой, - сказал Медвежонок.
      - А что?
      Никто ему не ответил.
      - А можно веселое? Давайте я веселое спою, а то зябко как-то...
      - Пой, - сказал Медвежонок.
      - Ля-ля! Ля-ля! - завопил Заяц. И Ежику сделалось совсем грустно. Медвежонку было неловко перед Ежиком, что вот он притащил Зайца и Заяц мелет, не разбери чего, а теперь еще воет песню. Но Медвежонок не знал, как быть, и поэтому завопил вместе с Зайцем.
      - Ля-ля-лю-лю! - вопил Медвежонок.
      - Ля-ля! Ля-ля! - пел Заяц. А сумерки сгущались, и Ежику просто больно было все это слышать.
      - Давайте помолчим, - сказал Ежик. - Послушайте, как тихо!
      Заяц с Медвежонком смолкли и прислушались. Над поляной, над лесом плыла осенняя тишина.
      - А что, - шепотом спросил Заяц, - теперь делать?
      - Шшш! - сказал Медвежонок.
      - Это мы сумерничаем? - прошептал Заяц. Медвежонок кивнул.
      - До темноты - молчать?..
      Стало совсем темно, и над самыми верхушками елок показалась золотая долька луны.
      От этого Ежику с Медвежонком вдруг стало на миг теплее. Они поглядели друг на друга, и каждый почувствовал в темноте, как они друг другу улыбнулись.