Covenant: Интеллигентный хаос

2006 © Алексей 'KIDd' Кузовлев, Dark City

      И снова, в очередной, сто второй раз предупреждаем, что Covenant - это не норвежская группа, выпустившая в прошлом такие альбомы, как "Nexus Polaris" или "Animatronic". Те норвежцы еще в конце прошлого столетия стали именовать себя The Kovenant. Covenant - это их соседи-скандинавы шведы, которые и музыку-то исполняют совершенно другую, futurepop называется. И что примечательно, являются одними из лидеров в этом жанре!       Давненько о Covenant ничего не было слышно. Последний их альбом "Northern Light" вышел в 2002 году, и поклонникам стиля пришлось ждать от своих любимцев новой работы в течение трех с половиной лет! Дождались. Covenant возвращаются с альбомом "Skyshaper", оставив в неприкосновенности форму, но серьезно пересмотрев содержание. Об этом мы узнали от клавишника Иоакима Монтелиуса. Как говорится, из первых уст.

      Dark City: Раньше перерывы между выпуском студийных альбомов Covenant составляли не больше двух лет. А в этот раз нам пришлось ждать вашу новую работу почти четыре года!
      Joakim Montelius: После выпуска "Northern Light" мы взяли паузу, чтобы каждый мог заняться своими личными делами. Группа собралась снова только в 2004 году, и мы сразу приступили к подготовке нового материала. Через полтора года альбом был готов.

      Dark City: Также вы посетили с концертами множество стран! Но нас больше всего интересует ваше недавнее выступление в России - второе по счету. Как вам у нас понравилось?
      Joakim Montelius: Москва всегда чудесная! Мы большие поклонники России. Как мне кажется, русские и шведы очень похожи. Мы всегда обеспечиваем гостям дружественный и теплый прием. Неудивительно, что мы потрясающе провели у вас время! К сожалению, наше шоу было не таким хорошим, как нам того хотелось бы...

      Dark City: А что не так было с вашим шоу?
      Joakim Montelius: Все было здорово, но мы допустили ряд ошибок, потому что не успели как следует подготовить новые песни к концертному выступлению.

      Dark City: На российской сцене вы вновь появились в деловых костюмах, без которых сегодня Covenant уже невозможно представить. Не припомнишь, когда вы впервые прибегли к использованию этого имиджа?
      Joakim Montelius: По-моему, впервые мы начали выходить на сцену в деловых костюмах во время турне в поддержку альбома "Europa". Правда, до этого мы уже надевали их пару раз, но именно в том турне решили, что костюмы станут нашей "униформой". Мы играем четко организованную, элегантную музыку. Но в ней иногда также встречаются элементы хаоса. Творить хаос в костюмах интересней, чем творить хаос в одежде милитари. Смотреть на человека, сходящего с ума в деловом костюме, намного веселей.

      Dark City: Поговорим о вашем новом альбоме "Skyshaper". Но для начала вспомним, что практически вся музыка для предыдущей работы "Northern Light" была написана вокалистом Эскилем. Он всегда пишет для Covenant бoльшую часть музыки?
      Joakim Montelius: 95% всей музыки пишет Эскиль, и где-то 90% всех текстов песен - я. Так было всегда. Эскиль подготавливает демо, я пишу лирику, и потом мы сообща стараемся добиться того, чтобы все это звучало вместе как можно лучше. Совместная работа над электронной музыкой подразумевает в первую очередь продюсирование.

      Dark City: Да-да, продюсирование. На "Northern Light" им занимался известный альтернативный/металлический продюсер Якоб Хеллнер (Rammstein, Clawfinger). А кто стал продюсером "Skyshaper"?
      Joakim Montelius: Мы сами. Якоб был очень занят с Rammstein, они записывали альбомы "Reise, Reise" и "Rosenrot". Мы не могли ждать так долго, поэтому решили сделать все самостоятельно.

      Dark City: Предыдущий альбом был выпущен на Sony, а изданием нового занимается SPV. Отчего произошла смена лейбла?
      Joakim Montelius: Если быть совсем точным, то "Northern Light" вышел на суб-лейбле Sony, который называется Ka2. Но в 2003 году компания Sony Music потеряла очень много денег и решила "убить" все свои суб-лейблы. По возвращении из каникул мы узнали, что остались без выпускающего лейбла (смеется). Сначала мы решили, что откроем собственный лейбл и раздадим лицензии на выпуск альбома другим компаниям. Но потом поняли, что мы все-таки музыканты, а не бизнесмены, поэтому подписали контракт с SPV, а точнее с их подразделением Synthetic Symphony.

      Dark City: На альбоме нет песни "Skyshaper" (в вольном переводе - "конструктор неба"). Почему же он получил такое название?
      Joakim Montelius: (смеется) Хороший вопрос... Когда вы что-то делаете, то стараетесь создать что-нибудь важное, что-нибудь вечное. Но что бы вы ни делали, вы все равно рано или поздно умрете. И это похоже на то, как если бы вы протянули руки и взяли с неба солнце... мысленно, конечно... и превратили его в луну, а когда стали бы возвращать ее на месте, она снова превратилась бы в солнце. Мы говорим о попытке добиться невозможного.

      Dark City: Обложку первого сингла альбома "Ritual Noise" украшают истребители. А на обложке "Skyshaper" изображены руки, тянущиеся к небу - видимо, как раз то, о чем ты говорил, отвечая на предыдущий вопрос. Обложки выдержаны в разных цветовых гаммах: "Ritual Noise" кажется очень мрачной, а "Skyshaper", наоборот, очень-очень светлой и мирной. С чем связано это противопоставление света тьме и войны миру?
      Joakim Montelius: При помощи этих обложек мы раскрываем идею "skyshaper", "конструктора неба". Всех их объединяет небо.

      Dark City: Лирика "Skyshaper", по большей части, плод твоей фантазии, или ты описываешь то, что видишь вокруг?
      Joakim Montelius: И то, и другое. Но тексты наших песен всегда имели для нас очень большое значение. Они о том, что мы делали, о том, что мы хотели бы сделать, о том, что нам снится...

      Dark City: Меня заинтриговало название одной из ваших новых песен - "20 Hz". Я долго думал, причем тут 20 Гц - наименьшая частота диапазона, воспринимаемого человеческим слухом?
      Joakim Montelius: Именно это значение мы и вложили в название! Несколько лет назад я жил в Барселоне и однажды рано утром возвращался домой из клуба. Солнце как раз вставало. Я остановился около входа на станцию метро. Мимо меня спешили по своим делам люди, и я почувствовал себя так, будто меня кто-то нарочно поставил в эту ситуацию. И когда поезд отошел от платформы, я... нет, я не услышал этот момент, а почувствовал его при помощи своих ступней. Такая еле осязаемая дрожь в земле. И я подумал, что, если бы это был звук, то это был бы звук частотой 20 Гц.

      Dark City: На "Skyshaper" есть песня "Brave New World". Такое название я не раз встречал в прошлом у других групп. О каком "новом мире" говорите вы?
      Joakim Montelius: Думаю, это не имеет принципиального значения. Мы не предлагаем четкую схему, по которой должен жить мир, а сожалеем об обещаниях прошлого. Современная Россия для вас как раз и должна быть этим самым "brave new world". А название происходит от фантастического рассказа английского писателя Олдоса Хаксли "Прекрасный новый мир", в котором правительство решает забыть прошлое, избавиться от истории, после чего делать все только правильно. К сожалению, это невозможно. Человек - очень сложное создание. К этому и сводится смысл песни.

      Dark City: Как в музыкальном плане "Skyshaper" отличается от "Northern Light"?
      Joakim Montelius: Мы продюсировали альбом сами, поэтому он звучит чуть более сложно, и в чем-то даже хитро. "Skyshaper" получился очень интересной работой, у нее странный звук, много неожиданных переходов и решений.

      Dark City: Последний вопрос, очень важный. Слышали ли вы музыку норвежской метал-группы The Kovenant, у которой когда-то было точь-в-точь такое же название, как у вас?
      Joakim Montelius: Да, конечно. Я очень хорошо помню их последнюю работу, в которой они использовали много электроники.

      Dark City: Что ты думаешь о музыке The Kovenant, и как часто ты слушаешь металл?
      Joakim Montelius: Иногда слушаю. Но мне больше интересна музыка по типу той, которую играет Dimmu Borgir. Использование большого количества электроники на последнем альбоме The Kovenant, возможно, стало для группы важным шагом, но мне были больше интересны их предыдущие работы, где упор делался на гитарное звучание. Если бы у меня была такая возможность, я бы взялся за продюсирование того альбома. Мы смогли бы добиться более выразительного звучания электроники.