Ковенант столкнулся с тяжелыми временами

2006 © Nosferius, Gothtronic
перевод © Morgana Himmelgrau

      "Иногда мы действительно думали, что наше время вышло"

      "Жизнь – это то, что происходит с вами, когда вы составляете планы на будущее". Эта сентенция слишком заезжена, но в этот раз она приобрела особенный смысл для шведского трио Covenant. Когда у тебя на вооружении контракт на запись, огромная машина для раскрутки и очень сильный альбом ("Northern Light"), кажется, что ничто не может стать препятствием на твоем пути к вершине. Но лишь одно очень несчастливое решение, как оказалось, способно превратить всё это в ничто. Казалось, что с Ковенант почти покончено, пока они не нашли поддержку, в которой нуждались, в виде лейбла Synthetic Symphony, который любезно предоставил им средства для записи нового альбома, и вот теперь альбом почти готов.
      Незадолго до выступления Ковенанта в Амстельвеене (4-го февраля), у меня появилась возможность с ними поговорить. Только когда я приехал, оказалось, что планы несколько вышли из-под контроля, так что мне пришлось ждать. Спустя некоторое время ко мне присоединился Ханс ван Гётем (Dark Entries). Пообедав вместе, мы (Иоаким Монтелиус (Covenant), коллега Ханс ван Гётем (Dark Entries) и я) решили провести два интервью за один раз. Мы отправились в гримерку, где в то время уже сидели Клас Нахмансон и Эскиль Симонссон, и, к нашему изумлению, Эскиль не вышел из комнаты в ту же секунду, как мы вошли, а ушел только тогда, когда его вызвали заняться одной из его любимых работ – звукорежиссурой.
      Меня поразило, что джентльмены и в обычной жизни одеты искусно и стильно. Особенно хорошо выглядел Иоаким в своем бежевом костюме в полоску. Волосы Класа были гладко зачесаны назад, одет он был в темно-синий костюм в тонкую полоску, в то время как Эскиль был в черном.
      Интервью было выдержано в очень приятной неформальной манере. К тому же, Иоаким протянул пару бокалов красного вина Хансу и мне. Беседа началась быстро и мы вдруг обнаружили, что разговариваем о том, что новый альбом "Skyshaper" уже можно скачать где угодно. Эскиль сказал, что, он по большому счету, считает это позором: "Мне бы так хотелось представить наш новый альбом во всем его великолепии. Возможно, мы несколько старомодны, но мы чувствуем, что ожидание, пока новый альбом выйдет, а затем извлечение альбома из упаковки, имеют свою собственную настоящую цену и свое очарование. Но, если честно, я не могу порицать людей за скачивание. В свое время я коллекционировал пленки (кассеты), которые сам же и записывал во время радиопередач. Так что в этом смысле сейчас всё не настолько по-другому, чем было раньше".

      Gothtronic: Кстати, насчет коллекционирования музыки. Что мы можем обнаружить у тебя на Ipod?
      Eskil Simonsson: (полный гордости, демонстрирует нам свой черный тонкий Ipod Nano): Только музыку Ковенант, но это по большей части из-за того, что мы используем его в качестве подложки во время наших выступлений. В тур-автобус я брал с собой немецкие (и из других стран) неизвестные танцевальные сборники.
      Joakim Montelius: На данный момент, по большому счету, мы слушаем нами же самими составленные панк-сборники. Но, полагаю, в прошлом мы брали с собой, вероятно, всё, что только можно. Johnny Cash, 666, Gorillaz и даже очень плохие европейские танцевальные сборники. Это всё было еще в те времена, когда мы ездили в турне с Project Pitchfork и когда мы даже умудрились почти довести их до безумия своей музыкой... Они даже остановились, чтобы купить себе магнитолу большей мощности, чем была у нас, чтобы заглушить нас (смеется).

      Gothtronic: Ваш новый сингл "Ritual Noise", кажется, был исполнен с настоящим вздохом облегчения, который прозвучал для меня как "Мы вернулись, и это значит то, что значит: мы вернулись, чтобы создавать музыку". Это верно?
      Joakim Montelius: Совершенно верно. Ты все еще должен быть способным сказать что-то своим слушателям. Особенно, когда ты исчез из поля зрения так надолго. В какой-то момент я действительно испугался, что про нас могли забыть.
      Eskil Simonsson: И это значит то, что значит: создавать музыку, выражать себя. Понятие, которое по-настоящему ощущается в Берлине, где я живу. Делай что-то, потому что ты хочешь это делать, а не потому что можешь заработать на этом кучу денег.

      Gothtronic: Насчет альбома "Skyshaper" мнения до сих пор противоречивые. Что вы сами думаете об этом?
      Clas Nachmanson: За исключением альбома "United States Of Mind", мы никогда не были уверены, станет альбом успешным или нет. Насчет альбома "Skyshaper" я сам до сих пор не уверен. Но, знаешь, мы всегда стараемся сделать самый лучший альбом настолько, насколько хватает наших личных способностей.
      Joakim Montelius: После выпуска альбома "Northern Light" для нас стало ясно, что мы сами должны найти новое направление. Скажем так, мы должны были постараться понять, чего мы хотим. По сравнению со всеми его предшественниками, "Skyshaper" имеет больше всего общего с альбомом "Sequencer". Из-за своей многослойности. В "Skyshaper" слоев даже больше, чем в "Sequencer".


      Нобелевская премия за басовый барабан

      Gothtronic: В такой песне, как "Sweet & Salty", многие могут услышать, что вы определенно стараетесь вырваться из типичного саунда Ковенанта. Это так?
      Joakim Montelius: Это одна из песен на "Skyshaper", которой я больше всего горжусь. Особенно из-за басового барабана. Я создал этот звук на легендарной драм-машине TR909, обогатил его различными эффектами и даже звучанием настоящего барабана, чтобы дать ему возможность звучать, как настоящему басовому барабану. (Смеется) Думаю, я заслужил нобелевскую премию за самый лучший басовый барабан.

      Gothtronic: "Skyshaper" получился очень эмоциональным альбомом. Даже более эмоциональным, чем в свое время "Northern Light". Песня "Greater Than The Sun" склонна вызвать у слушателя чувство холода и одиночества, а "Pulse", напротив, очень захватывающая песня, уносящая слушателя в неведомые дали своим таинственным текстом: "I'm falling out of cars". О чем она, собственно?
      Joakim Montelius: Благодарю, это именно то, что мы чувствовали, создавая эти песни, и приятно слышать, что мы достигли того, чтобы выразить эти чувства. Текст песни "Pulse", как и текст песни "The Men", был написан Эскилем. Оба текста основываются на романе Джеффа Нуна [1], а текст песни "Pulse" основан на одном эпизоде из его собственного опыта, приобретенного во время возвращения с немецкого фестиваля M'era Luna примерно в конце 90-х. Мы возвращались ночью по автобану и были несколько навеселе, да плюс ко всему еще и чертовски жарко спорили о чем-то, бог знает о чем. В какой-то момент для Эскиля это стало уже слишком, он выбрался из машины и полез на лобовое стекло. Заметьте, машина неслась со скоростью по меньшей мере 100 км/ч. Все закричали и, к счастью, девушка, которая была за рулем, смогла медленно остановить машину. Мы были на волосок от гибели Ковенанта. В песне "Pulse" мы попытались вспомнить те ощущения, когда вы полностью потеряны и хотите освободиться.


      Мрачные мысли

      Gothtronic: С альбомом "Northern Light" у вас в распоряжении поистине были все средства, о каких вы только могли мечтать. Теперь с альбомом "Skyshaper" вы снова оказались полностью сами по себе. Как вы взялись за это огромное дело?
      Clas Nachmanson: Особенно для Эскиля эта ситуация оказалась стрессовой. Даже появилась идея-фикс – достичь того же уровня, что и на "Northern Light" или даже преодолеть этот уровень.
      Joakim Montelius: Причина, по которой на запись альбома "Skyshaper" потребовалось столько времени, была частично в том, что нам понадобился год, чтобы избавиться от наследия "Northern Light". Это поистине парализовало нас, но мы, в конечном счете, смогли справиться.

      Gothtronic: Альбом "Northern Light", казалось, стал вашим окончательным прорывом, но из-за корпоративных сокращений в звукозаписывающем гиганте Sony был закрыт филиал Ka2. Какие мысли посетили вас после этого сурового испытания?
      Joakim Montelius: У меня в действительности было желание поколотить этих парней из Sony. (Внезапно посерьезнев и помрачнев) После того, как всё пошло наперекосяк, я действительно думал, что мои дни, как музыканта, сочтены. Всё это было таким никчемным и глупым. Sony (Ka2) вложило в нас кучу денег, всё шло гладко, а затем они вдруг выдернули штекер, даже не попытавшись окупить затраты. Этого я просто не понимаю.
      Clas Nachmanson: Мы всегда осознавали, что подписание контракта с крупным лейблом может означать конец нашей карьеры. Поэтому мы подписали контракт на выпуск только одного альбома, чтобы обезопасить себя от попадания в кабалу. Несмотря на это, я должен был время от времени следить за нашими перспективами. В конце концов, я решил забыть об идее стать когда-нибудь группой номер один. Мы знаем так много групп, находящихся на том же уровне, что и мы, которые все время разъезжают в турне, чтобы заработать в этих поездках столько денег, сколько только возможно. Нам это не нравится, мы лучше заработаем меньше, но будем жить более спокойно. И, кто знает, возможно, когда-нибудь мы сможем жить независимо благодаря нашей музыке.

      Gothtronic: Вы пережили тяжелые времена и в финансовом отношении?
      Joakim Montelius: Безусловно, и это было сурово (умолк после этих слов).
      Clas Nachmanson: Я даже вложил в Ковенант часть своих личных сбережений. С теми деньгами, которые мы получаем от звукозаписывающего лейбла, я стараюсь вести дела группы, как в маленькой компании. Мы умудрились прожить три с половиной года на те средства, которые заработали за два года. Лично я горжусь этим достижением.

      Gothtronic: В течение достаточно долгого времени вы были в некотором смысле за бортом, но в то же время провели кучу времени втроем в маленькой студии. К каким напряженным ситуациям это привело?
      Clas Nachmanson: Боюсь, если мы станем рассказывать вам, на что похож один день в студии Ковенанта, мы должны будем опустить некоторые моменты (смеется). День начинается с того, что Эскиль играет в плейстейшн. Часов восемь подряд.
      Joakim Montelius: После чего он проверяет свою электронную почту – что-то около пяти часов.
      Clas Nachmanson: В это время Эскиль начинает планировать, чем он хочет заняться, и где-то в районе четырех-пяти часов утра он действительно приступает к работе. Нет ничего странного, что примерно за час до этого Иоаким в ужасном состоянии покидает здание студии, сбрасывая по дороге монитор компьютера на пол.
      Joakim Montelius (смеется): С прискорбием должен подтвердить, что такое действительно было. Создание альбома "Skyshaper" было по-настоящему медленным и выматывающим занятием, что не раз доводило нас чуть ли не до драки. Но, знаешь, Ковенант – это дружба. Даже более того. Ковенант – это почти родственные отношения. Иногда мне в самом деле хотелось задушить Класа, но на самом деле я рад, что мы вместе, и считаю для себя честью, что могу быть с этими двумя парнями.
      Clas Nachmanson: Мы знаем друг друга уже почти двадцать лет. Мы проделали долгий путь. И потребуется поистине слишком многое, чтобы разделить нас.
      Joakim Montelius: По чести сказать, я вовсе не сожалею о том, что произошло с нами за эти несколько последних лет. Если бы альбом "Northern Light" действительно стал успехом, мы оказались бы, вероятно, в совершенно другой ситуации. А поскольку всё случилось так, как случилось, мы смогли сейчас создать альбом "Skyshaper", в самом деле трудный, но честный альбом. И в конце концов, мы рады, что не стали супер-звездами. Некоторое время назад я прочитал биографию Depeche Mode и меня поразило, что между нами много общего. По всей вероятности, это было бы разрушительно для Ковенанта, если бы наше эго обезумело подобным образом.


      Экспериментирование с гитарами

      Gothtronic: Нам рассказывали, что вас пригласили в совместное турне с Depeche Mode. Не было ли это сладкой местью после тех комментариев, которые дали Мартин Гор и Эндрю Флетчер на шведском телевидении по поводу вашего клипа на песню "Stalker"?
      Joakim Montelius: Всё верно, их тур-менеджмент и в самом деле спрашивал о совместном турне у нашего менеджера, но билеты на наше турне по альбому "Skyshaper" к тому времени были уже полностью распроданы. А поскольку турне – почти единственная статья дохода музыканта, мы не могли отменить турне. Жаль, но говорить о сладкой мести... нет. Они не были столь суровы по отношению к клипу, они просто посчитали, что он слишком "техноидный".

      Gothtronic: Еще одна группа, с которой у вас была странная связь – Rammstein. "Northern Light" был создан при участие почти всей их команды: их продюсера, арт-директора, и так далее. Ирония, не так ли? Вы ведь не принадлежите к гитарному типу групп.
      Joakim Montelius: Это то, чем мы известны, но было бы недоразумением считать, что мы ненавидим гитары. Клас играет на гитаре, а в песне "The Men" на самом деле можно обнаружить гитарный звук.
      Clas Nachmanson: Мы в действительности думали взять с собой гитару в это турне, но в конечном счете не смогли этого сделать, потому что было слишком мало времени на подготовку. Но кто знает, может быть, нам удастся подготовиться ко второй части турне. Если подумать, как много звукозаписывающих компаний говорили нам, что мы должны создавать гитарную музыку, то согласно их мнению, у нас денег было бы как грязи, если бы мы прислушались к их словам. Наша нынешняя музыка просто слишком электронная и клиническая, чтобы иметь успех у более широкой аудитории.

      Gothtronic: Каков ваш взгляд на Хеллэктро-поколение (Hellectro-generation), которое, кажется, возникло, как ответ поколению Future Pop, частью которого вы являетесь.
      Joakim Montelius (усмехается): Хорошо! Оно появилось вовремя, ибо будущее Future Pop в любом случае прошло. Но есть одна штука насчет хеллэктро, или как оно там называется: зацикленное пение дисторшированным вокалом – это довольно просто. Если ты хочешь звучать зло и агрессивно, есть масса других способов сделать это, а не только при помощи простого дисторшена, к которому они, кажется, всегда стремятся. Future Pop, кстати, один из немногих стилей, название которого было придумано одной из групп. Хотя, кажется, группы, играющие в этом стиле, так или иначе похожи на Ронана (Харриса из VNV Nation. – прим.ред.).

      Gothtronic: Иоаким, последний раз мы разговаривали с тобой летом 2002 (во время фестиваля Eurorock), и это было всего спустя полгода после террористических нападений в сентябре. И ты сказал мне тогда, что мир, каким он является сейчас, вызывает у тебя то же чувство неуверенности и беспокойства, что и в годы твоей юности. Как обстоит с этим чувством сейчас?
      Joakim Montelius: Лучше оно не стало. Напротив, стало даже хуже. Можно даже сказать, что этот год стал самым мрачным в новейшей истории. То, что мы чувствуем в связи с этим, вы с наибольшей вероятностью можете услышать на альбоме "Skyshaper". На нем мало счастливых песен в быстром темпе. Но я не потерял надежды на человечество. Каждый, кажется, понимает, что мы находимся в плохом состоянии и что мы уже практически достигли дна. Вместе мы можем и должны выбраться из этой заварухи.

      Gothtronic: Есть ли какой-нибудь совет или мудрая рекомендация, которую вы хотели бы разделить со своими слушателями?
      Clas Nachmanson: Будьте открыты сердцем, сознанием и душой. Можете посчитать меня банальным, но я хотел бы подружиться с каждым фаном ("фан" - очень противное слово, между прочим). Друзья – это самое ценное, что можно приобрести, занимаясь таким делом, как музыка.

      После интервью мы столкнулись с необыкновенно разговорчивым Эскилем. Мы решили спросить его об автомобильном инциденте, который вдохновил Эскиля написать текст к песне "Pulse", на что Эскиль изящно ответил, что "у каждого своя версия этой истории". Тем временем популярная группа Rotersand взорвала вечер. Было очень приятно обнаружить Класа стоящим рядом со мной и наблюдающим за выступлением Rotersand. Мы вместе наслаждались выступлением этой группы.
      В общем и целом, я подумал, что беседа/интервью с Ковенантом была очень дружелюбной, приятной, открытой и вдохновляющей, а когда они сказали мне, что я буду желанным гостем, если загляну к ним позже вечером, я не мог отказаться и принял приглашение. В конечном счете мы говорили весь вечер и слушали хорошую музыку (порой незнакомую моим ушам). Я также поговорил со звукорежиссером Ковенанта (бывшим звукорежиссером Goethes Erben) и с Кришаном (из Rotersand).
      Хочу выразить благодарность Хансу ван Гётему (Dark Entries), с которым я разделил удовольствие в проведении этого интервью.


      [1] - Имеется в виду роман Джеффа Нуна "Falling Out Of Cars", в русском переводе "Брошенные машины". (Примечание Морганы).