Экспресс-интервью с Эскилем Симонссоном

2010 © Александр Лукьянов, R.I.P. Magazine

      Был обычный серый питерский вечер...
      Вечер получился не то чтобы серый, а скорее, снежный. Столько снега не выпадало в Северной столице очень давно. И именно такой антураж соответствовал первому в истории St.Petersburg Synthetic Snow Festival, прошедшему 11 декабря в «ГЛАВклубе». Перед концертом была достигнута договоренность о проведении интервью с одним из хедлайнеров фестиваля – группой Covenant. Точнее, с ее фронтменом – неподражаемым и стильным Эскилем Симонссоном (Eskil Simonsson). Однако полноценного общения не получилось. Выбежав из технической зоны, как всегда облаченный в строгий костюм, Эскиль сообщил, что ему необходимо готовиться к выступлению, но он все же готов уделить пять минут своего времени и ответить на пару-тройку вопросов. Обстановка, в которой мы находились, напоминала в большей степени поле боя (мы стояли в пяти метрах от сцены, на которой расположился главный архитектор вечера – герр Майер). Но выбора не было, и я не стал терять времени.
      Конечно, первый вопрос был посвящен новому полноформатному релизу Covenant – альбому Modern ruin. Почему так долго пришлось ждать и окончательна ли дата выхода альбома? Эскиль заверил, что информация, опубликованная на официальных интернет-ресурсах Covenant, соответствует действительности и ждать нам осталось совсем недолго – альбом выйдет в январе будущего года. Также мой собеседник перечислял трудности, которые возникли в процессе создания альбома и его подготовки к изданию: проблемы с лейблом, неудовлетворенность материалом, проблемы семейного характера… В общем, Covenant не изменяют себе, выпуская альбомы достаточно редко, однако каждый раз нас ждет что-то особенное. На мой вопрос, что именно, Эскиль вежливо кивнул головой и вымолвил: «увидишь».
      Не стал я упускать возможности спросить, что за новый фильм вышел недавно в прокат в Германии, саундтреком к которому стала одна из новых песен группы - "Wir sind die Nacht". Эскиль объяснил, что это фильм про вампиров, и что он сам очень любит такие фильмы. Недавно посмотрев трейлер к фильму, я вспомнил про еще одно известное детище германского кинематографа – фильм Тома Тыквера «Беги, Лола, беги». Дескать, тоже очень динамичный. Мой собеседник заметил, что ничего не может сказать по этому поводу; он еще не смотрел «Wir sind die Nacht» (в нашем переводе «Мы есть ночь»), потому что «редко бывает в Германии».
      В середине нашей беседы мы отошли от вопроса нового релиза и стали общаться «о жизни», как это назвал Эскиль. Я спросил его, насколько каждый из участников группы придерживается строгого стиля одежды, ставшего визитной карточкой коллектива из Скандинавии, в обычной жизни. Эскиль признался, что Дэниэл Майер, например, «имеет свой стиль, который ты можешь оценить прямо сейчас (швед показал на сцену, где в тот момент трудился над семплером коллега по творческому цеху в потертых джинсах и в майке с надписью, которую мне так и не удалось разглядеть). Да, когда Дэниэл выходит с нами на сцену, он всегда придерживается стиля группы, но в обычной жизни все по-другому. Что касается меня, то я предпочитаю классику всегда, мне так комфортно». И правда, довольно сложно представить светловолосого худощавого шведа в шортах и майке, разгуливающего по магазинам.
      Конечно, вспомнили и про Йоакима, хотя повод был не самый лучший. Нет, с Йоакимом все в порядке, но «он больше не ездит с нами в туры», сказал Эскиль, отвечая на мой вопрос о том, что российская публика никак не может разглядеть в клавишнике Covenant Йоакима Монтелиуса. Мягко говоря, я растерялся и даже переспросил еще раз, однако Эскиль уверенно подтвердил, что в живых выступлениях Йоаким больше не участвует. И даже на Амфи – 2011, куда я, признаться, уже заказал билеты, его не будет. «Йоаким сейчас находится в Хельсингборге, со своей семьей. Он также продолжает работать в студии, и он все еще в группе».
      Немного отойдя от довольно неожиданной новости, я продолжил расспрашивать гостя вечера о его эстетических предпочтениях. В частности, о том, кто, по мнению Симонссона, являет собой пример подлинного джентльмена. Эскиль предположил, что для соответствия такой громкой характеристике мало быть одетым в дорогой костюм и научиться держать вилку и ложку за столом. Скорее, джентльменство – это внутреннее качество человека, оно зарыто где-то там глубоко внутри (Эскиль пару раз ткнул указательным пальцем себя в грудь). Может, «Далай-Лама является джентльменом, как ты думаешь?». Я, признаться, не нашел правильного ответа на этот вопрос и, чтобы не потерять такого ценного собеседника быстренько поинтересовался, есть ли у Эскиля любимый город в мире? Но и здесь меня ждал необычный ответ. Эскиль заявил, что для него «не существует города лучше, чем «Man-machine», созданного легендарными Kraftwerk». Уступая под давлением ассоциативного мышления собеседника, я поинтересовался, что может ждать в родной стране музыканта меня лично, если я все же соберусь в Швецию. Эскиль посоветовал углубиться в горы: «Там прекрасные пейзажи, очень много красивых мест – идеальное место для отдыха всей семьей и для катания на равнинных лыжах. Я получу массу удовольствия, если захочу попутешествовать по Швеции».
      Времени совсем не оставалось и Эскиль – надо признаться, в высшей степени тактично, - намекнул, что ему пора, и я могу «задать еще один, последний вопрос». Я спросил, насколько вопросы, которые сотнями и сотнями задают ему в разных странах, отличаются друг от друга. Не задумываясь ни секунды, швед выпалил: «Одни и те же. Люди интересуются музыкой, люди интересуются жизнью – и это нормально».
      Пожелав друг другу удачи, мы расстались. Эскиль стремительно исчез за сценой, я пошел в бар скоротать время. До концерта любимой группы оставалось несколько минут.