Goethes Erben: Nichts bleibt wie es war (2001)

Nichts bleibt wie es war
(Ничто не остается таким, каким было)
(перевод © Morgana Himmelgrau)

Комната 34

Серое на сером.
Очередь в отель и сам отель.
Серое на сером.
В холле ждут люди.
Им не нужны ни рты, ни глаза.
Незаинтересованные стеклянные взгляды.
Одухотворенный - не различающий цветá.
Тягостное молчание.
Ни один взгляд не следует за мной.
Никто не приветствует и ни один посетитель не задает вопросов.

На регистрации я набираю на клавиатуре свой заказ:
Одна серая комната, без завтрака.
Я плачу кредиткой.
Моя рука вынимает ключ из открывшегося ящичка.
Комната 34.
Четвертый этаж.
Вторая дверь налево.
Или это было направо?
Что там, собственно, еще появилось на дисплее,
Когда подтвердился мой заказ?
Наверняка ничего важного.
Принтер бы это несомненно распечатал.
Одновременно с выдачей ключа.
Моего ключа.

Аллюминиевая дверь лифта открывается.

Я вхожу в лифт один.
Как единственный посетитель.
Нерешительные остаются.
Они не видят.
Они не разговаривают.
Они не думают.
Не совершают ошибок.
По крайней мере, они так считают.

Лифт трогается.
Полумыслием позже аллюминий открывается.
Пустой коридор.
Я считаю шаги:
Один,
Два,
Три,
Четыре,
Пять...
К сожалению, в неправильном направлении.
Все-таки надо было налево.
Пять шагов.
Обратный путь.
Десятью шагами позже я достигаю своей комнаты.
№ 34.
Перед дверью.
Ключ...

За дверью.
Ковра нет.
Только светло-серый кафель.
На полу и стенах.
Легко отчищать.
Помещение слишком яркое.
Неприятно светлое.
Но легко отчищается.
Неоновый свет уродует.
Впрочем, меня никто не видит.
Это невыгодно.
Это слишком честно.
Неоновый свет.
Но практично.
Для уборщиков.

Окна нет.
Дневного света нет.
Живого света нет.
В ванную комнату не проникает никакого света.
В зеркале я выгляжу лучше, чем опасался.
Свет остается перед дверью ванной комнаты.
Истина выжидает.
Теряет свой ужас.

Я раздеваюсь.
Принимаю ванну.
Не чувствую ничего, кроме теплой воды.
Как приятно.

Снова в комнате.
Истина ждет.
Не даст себя отогнать.
Стул из пластмассы.
Стола нет.
Кровать с простыней из синтетики.
Одеяло отсутствует.
Но есть подушка из моющегося материала.
Для людей, которые хотят совершить это с удобством.
Типично обставлено.
Даже серая комната без завтрака.

Темно-серый телефон.
На полу рядом с кроватью.
Для нерешительных.
Извне позвонить нельзя. Только изнутри.
Рядом серая коробочка.
Слишком светло.
Я встаю на пластмассовый стул.
Выкручиваю из крепления две из трех неоновых трубок.
Приятнее.
Но не намного уютнее.
Эффективно.
Легко отчищать.

Я сажусь на стул.
Смотрю на телефон.
Пристально смотрю на коробочку.
Осознанно делаю вдох-выдох.

Оглядываюсь на отрезок жизни.
Еще раз осознанно проживаю.
Возможно, даже наслаждаюсь.
Коробочка.

Я встаю.
Открываю коробочку.
Сажусь на стул.
Глотаю пестрый коктейль.
Таблетки и капсулы.
Безвкусные.
Они были единственным ярким пятном
В этом помещении.
В этом отеле.
Воздействие окрашивает рассудок.
Красивые ли цвета?
Доставляют ли они удовольствие?

Я жду, пока думаю.
Я прекращаю думать.
Жду дальше.
Помещение становится больше.
Серый поблескивает зеленым.
Я становлюсь беспокойным.
Могу чувствовать биение своего сердца.
Беспорядок в моем теле.
Потолок мерцает синеватым.
Как-то приятно.
Такой синий.

Помещение утрачивает всякую форму.
Каждая стена, потолок.
Всё, кажется, оживает.
Мои глаза обманываются.
Я закрываю их.
У меня проблемы с усидчивостью.
Я не чувствую под собой стула.
Не чувствую пола.
Не чувствую ног.
Я замечаю, как падаю.
Моя голова разбивается.
Без боли.
Все же пол еще присутствует.
Но не ощутимо.
Только для моей головы.
Моя кровь - ярко-красная.
Какая-то искусственная.
Ярко-красная.

Легко отчищать...
...ничего не изменилось.