Интервью для Intro

1995 © Intro
перевод © Morgana Himmelgrau

      Intro: Новый альбом, высокопарное произведение, преподает готам урок ужаса. Дарквейв девяностых вдруг получает бесконечные рок-элементы семидесятых, но восьмидесятых я совсем не узнаю, а текущая декада, кажется, находится в поиске идентичности. Каким ты видишь альбом "Inferno"?
      Tilo Wolff: Я вижу его как возможность того, каким может быть сейчас развитие готик-рока. "Inferno", безусловно, корнями уходит в готическую музыку, однако развивается дальше и конфронтирует с новыми высказываниями и фоном. Одним из основных моих желаний было продемонстрировать, что музыка одной из "индивидуальных" сцен тоже должна являть больше индивидуальности. На мой взгляд, "Inferno" определяется, главным образом, через свое содержание, а не через то, к какому музыкальному направлению принадлежит. Таким образом, в общем и целом насрать, относят этот альбом к готике или к какому-нибудь другому направлению.

      Intro: Как возникла Lacrimosa?
      Tilo Wolff: С тех пор, как я научился размышлять, я пытаюсь придавать моим размышлениям и чувствам форму рассказов или стихов. В какой-то момент мне захотелось придать своим текстам новое измерение и я написал для стихотворения "Seele in Not" музыку. Затем всё очень быстро превратилось в манию, которую я сейчас называю "Лакримозой".

      Intro: Позволю себе заметить, что уже в течение лет ты известен, как человек, который представляет себя на сцене в очень запоминающемся образе, то есть в костюме, являющемся комбинацией под условным названием "рококо-дарквейв", несущим различимый отпечаток того, как выглядели в 80-е. Насколько такие опознавательные признаки еще важны в наше время?
      Tilo Wolff: Я пользуюсь таким стилем в одежде не ради "опознавательных признаков" или чего-то подобного, а просто потому, что мне так нравится. Было бы слишком глупо на что-то из-за этого внешнего вида надеяться, ибо из-за этого стиля в одежде я с течением времени приобрел больше врагов, чем друзей. Я был на этой сцене как дома задолго до создания Лакримозы. С какой стати я вдруг должен изменить свой стиль одежды?

      Intro: Какую роль в связи с этим играет "имидж" в жизни Лакримозы?
      Tilo Wolff: Никакую, на самом деле. Конечно, каждый творческий человек пытается придумать себе какой-нибудь имидж, чтобы спрятать за ним свою частную жизнь обычного человека. У Лакримозы тоже есть определенный имидж, но вокруг всегда ходит столько слухов, снова и снова возобновляющих обсуждение моего имиджа, что я могу только удивляться.

      Intro: Каким образом появляется музыка Лакримозы?
      Tilo Wolff: Чаще всего происходит так, что я сначала пишу текст, сажусь за фортепиано и сочиняю музыку. Затем я пишу оркестровые аранжировки или придумываю различные ходы и ритмы. В студии всё украшается спонтанными дорисовками, причем я постоянно забочусь о том, чтобы песня возникала из глубины души.