Интервью для Errata

1999 © Errata
перепечатано с сайта Rock Archive

      Родом из Швейцарии, Lacrimosa циркулировала в кругах известной готик/метал/классической музыки около девяти лет. Если давать конкретное определение, то они производят симпатичный шум, который может терзать как гром, или утешать, как поцелуй любовницы. С уникальным звучанием и сногсшибательными образами они постепенно очаровывают этим государства, которые однажды, полные надежд, пригласят их к своим берегам.
      Errata посчастливилось поймать Lacrimosa на днях перед тем как они уезжали в тур в поддержку их последнего альбома "Elodia". (Доступен через UnSpun Records или через сайт группы www.lacrimosa.com). Будучи такими милостивыми ребятами, они с удивительной быстротой завоевали признательность и теперь мы видим результаты.

      Errata: Со всем уважением к вашей музыке, могли бы вы классифицировать себя, причислить к какой-либо одной категории? А если могли бы, то почему?
      Anne Nurmi: На Lacrimosa оказывают влияние все музыкальные направления. Большинство из них Тило Вольфф и я слушаем и, таким образом, это не возможно - причислить нас к какой-то одной категории, так что, если вы хотите знать в каком направлении движется наша музыка, то это что-то между классикой, металлом, готикой, дарквейвом, попом и нашим собственным саундом.

      Errata: Среди влияний - я слушаю множество металлических и классических произведений - есть ли еще жизненные какие-то?
      Anne Nurmi: Наша нормальная ежедневная жизнь, музыка, которую мы слушаем, наш собственный опыт, который мы получаем на протяжении жизни, и самые близкие наши друзья преимущественно влияют на наш стиль.

      Errata: Как начет философии... есть ли у группы послание или вера, которой (-ым) вы следуете?
      Anne Nurmi: Мы только хотим продолжать наш позитивный путь мышления. Мы оба оптимисты, и у нас есть силы верить в надежду на лучшие времена, когда мы находимся в сложных ситуациях. Мы оба очень романтичны и теплосердечны. Наша лирика о наших личных, самых глубоких чувствах и переживаниях, так что в ней нет дальнейшего послания. Мы думаем, музыка - слишком опасное оружие для этого. Мы имели честь слышать от некоторых людей, что, читая наши тексты и слушая нашу музыку, они обретают надежду и выход и сложных ситуаций с новой надеждой, которую побудила к жизни наша музыка. Такие случаи добавляют настоящую ценность в наши жизни.

      Errata: История... как объединились вы и Тило Вольфф, и что привело к Lacrimosa в первую очередь? Как строилась репутация вокруг группы за те годы, что вы вместе выступаете и записываетесь?
      Anne Nurmi: Lacrimosa была основана в 1990 Тило Вольффом, у которого была внутренняя необходимость делать свою музыку, которая первоначально была по большому счету свободной интерпретацией лирики. Потом, мало-помалу, по мере увеличения знания, все становилось более профессиональным. С этим, также, больше и больше людей интересовалось этим one-man-проектом, необычным своим звучанием и визуальным воплощением. Год за годом Lacrimosa находила свое место среди самых популярных групп на готик-металлической сцене и становилась образцом для многих других групп. Особенно на территории ГАШ (Германия, Австрия, Швейцария). С популярностью пришло увеличение числа туров, и во время Satura-Tour'93 я играла на клавишах в финской готической группе Two Witches, которая поддерживала Lacrimosa в туре, и вот так Тило и я впервые заметили, что у нас есть много общего. Это не затянулось. Тило предоставил мне шанс присоединится к Lacrimosa, что я и сделала спустя месяц после окончание тура. В общем-то, весь процесс создания репутации и становления известности прошел легко. Вещи просто происходят, просто как наша музыка, которую мы не играем как-нибудь. Она приходит из наших сердец и не подлежит контролю. Что для нас важно, так это то, что все взаимосвязано: музыка, тексты, обложка, иллюстрации, фото... И мы - как люди. Музыка - это большая часть нас и это важно, что мы сами можем пережить и оставить все позади, ведь никто нам не подскажет, как стоит поступать. Это только одна причина, по которой Lacrimosa по-прежнему на нашем лейбле, Hall Of Sermon. У нас свободны руки для занятий, которые нам нравятся без всяких ограничений. Какой другой лейбл был бы готов вложить столько денег в рекламу, в запись так, как это делаем мы? Музыка - это очень важная часть нас и мы воплотили наши мечты в создании "Elodia", используя London Symphony Orchestra, хор, и два других оркестра (всего 187 людей было задействовано на этом альбоме). Мы не скупимся на эмоциональную энергию, время или деньги, чтобы получить то, что хотим. Похоже, что чем больше мы узнаем, делая музыку, тем более сложным становится процесс записи и всего с этим связанного, по мере повышения планки наших целей и ожиданий.

      Errata: У вас есть планы на будущее, чтобы посетить Америку? Пожалуйста скажите ДА... (с ухмылкой)... В каких музыкальных направлениях будет двигаться ваша группа в дальнейшем?
      Anne Nurmi: Следующий, Elodia-Tour'99, начинается в сентябре и в начале октября-ноябре мы отыграем несколько гигов в Южной Америке, если все пойдет по плану. Даты еще не утверждены, так что любому, кто заинтересован в этом, нужно проверять наш регулярно обновляемый сайт Hall Of Sermon. Наша музыка, которая развивается с нами, идет из наших сердец и все время слегка меняет свой характер, но манера Lacrimosa будет всегда оставаться той же самой. Кто знает в каком направлении мы будем двигаться дальше? Некоторые песни, которые мы сочиняли для следующего альбома, - я рада сказать - звучат довольно цепляюще.

      Errata: Что вы думаете о возрождении синт-попа в музыке, возвращении саунда восьмидесятых? Вы стремитесь играть очень волнующе, эмоционально, грандиозно. Как облегченная продукция, так активно распространяемая другими группами, отражается на вас? (в особенности, что вы думаете о современном состоянии вещей?)
      Anne Nurmi: Кажется угрожающим, что люди становятся ленивее в сочинении собственных песен, так как все старое уже было переиграно 1000 раз, снова и снова, или люди больше так не чувствуют музыку, во что я не могу поверить. Для нас - это канал выражения себя и своих эмоций, канал для решения наших проблем. Возвращение саунда 80-х - это здорово, так как мы оба имеем сильные корни от тех времен, и такие группы, как Bauhaus, Joy Division, Siouxsie & the Banshees или Боуи и т.д., до сих пор очень видны в нашем музыкальном меню. Мы просто надеемся, что группы будут чаще использовать свои образы, а не копировать другие группы. Иначе, люди потеряют свой интерес к слушанию новых групп и открытию новых саунд.

      Errata: Если бы вы были легкой закуской, чем бы вы были и почему?
      Anne Nurmi: Я думаю мы могли бы быть вкусным и ароматным куском пиццы с дополнительным верхом из сыра Моццарелла, спелых красных томатов, ветчины, острого перца и кучи других вещей, которые тают во рту, когда ты откусываешь, и это длится долго - мы были бы штучкой, от которой вы получили бы потрясающий заряд энергии и не почувствовали бы потом тяжесть в животе, когда съели это. Превосходная, здоровая, легкая, хотя она могла бы и не казаться такой на первый взгляд.

      Errata: Немузыкальные влияния на вашу работу, любимые книги, фильмы, картины (особенно любые работы, вдохновляющие Тило и его работу над обложками альбомов), идеологии и т.д...
      Anne Nurmi: Так как мы оба трудоголики, то на чтение остается не так уж много времени, а если и остается минутка, то книги Кафки будут первыми, что мы станем читать. Так что мы больше смотрим кино и слушаем музыку в свободное время. Такие актеры, как Джереми Айронс (Jeremy Irons), Патрисия Аркетт (Patricia Arquette), Николас Кейдж (Nicholas Cage), Брэд Питт (Brad Pitt) и Чарли Чаплин (Charlie Chaplin) входят в наше жизнь. Мы любим смотреть road movies, вроде "Kalifornia", и пить скотч. Такие вечера/ночи дают необычайный приток энергии. Идеи для обложек чаще всего приходят на ум в процессе сочинения и слушания песен. Мы все видим визуально, поэтому наши песни - как сделанные из картинок, которые мы себе представляем, коллажи, из которых впоследствии мы получаем детализированную обложку и иллюстрации к буклету. Мы рисуем наброски и потом просим нашего создателя обложек, Стелио Диамантопулуса (Stelio Diamantopoulos) нарисовать конечный вариант. Обложка - это часть музыки, и смотрящий на нее должен сразу представлять, какую музыку ему ждать от этого.

      Errata: Что воплощают клоун и название группы?
      Anne Nurmi: Слово Lacrimosa идет из латыни и означает льющиеся слезы. Это было навеяно одним из самых прекрасных музыкальных произведений В.А.Моцарта "Реквием", который он завершил прямо перед смертью. Клоун - это визуальное воплощение группы, с одной стороны, жизнерадостный, полон счастья, и в то же время меланхоличный, а если бы вы могли заглянуть под маску, вы бы обнаружили Человека - может быть очень сентиментального, старомодного, с одним смеющимися глазом, а в другом могли бы увидеть слезу. Человека с большим сердцем и страстью к наслаждению жизнью любым путем.

      Errata: Какая ваша любимая ужасная история? Любая хорошая или плохая история с фактом из жизни группы пойдет.
      Anne Nurmi: Что ж, у нас был ужасный опыт прямо после того, как мы закончили запись с London Symphony Orchestra в студии Abbey Road. Мы направились в восточную часть Германии, чтобы записать несколько песен с другим большим оркестром. Вне всяких сомнений, факт, что место, где проходила запись, будет напоминать нам о худших местах России десятилетней давности, и атмосфера снаружи почти нас добила. Можете себе представить безнадежность ситуации. Что ж, все это мы должны были перенести, однако грусть охватила нас, когда мы услышали первые ноты того оркестра. Я имею в виду, мы слышали записи (и довольно неплохие) этого оркестра, но когда мы услышали его живьем, это была безнадежная катастрофа. Но времени у нас не было. Мы должны были приготовиться и выжали лучшее из музыкантов, записав почти все запланированные песни, потом вернулись в студию с измотанными нервами. К нашему удивлению на пленке не было ни звука, ни ноты, она была чиста, нетронута и готова к использованию! Что ж, первым делом мы подумали: все в порядке, вот оно - "Elodia", ради которой мы положили два года наших жизней, вообще невозможно выпустить. Время выходило! Вот, а потом мы непостижимым образом снова вспомнили про наш оптимизм и привели в действие запасной план для кратчайших сроков: собрали великих музыкантов из всех лучших оркестров Германии и записали все заново. Какой это было пыткой для наших нервов! Мы до самого последнего момента были совершенно уверены, что мы не сможем получить готовый альбом к сроку, но мы хотели закончить его несмотря на все случайности. В конце концов... результат... нас удовлетворил.