Добро пожаловать в страну Элодия!

© 1999
перепечатано с Неофициального сайта Lacrimosa в России

      Этой весной появился новый мини-альбом немецкой группы Лакримоза "Alleine Zu Zweit". Не за горами официальный релиз нового полнометражного альбома "Elodia". Но благодаря не совсем разумной политике лэйбла Hall Of Sermon (кстати, заправляет на нём сам Тило Вольфф - лидер Лакримозы), этот альбом уже можно запросто приобрести в Москве в явно нелицензионном качестве, поэтому углубляться в тонкости я не буду, тем более, тогда мало чего останется на основную беседу этой статьи - беседу с Анне Нурми, вокалисткой и автором некоторых текстов на новом альбоме.
      Главной новостью была новость о том, что на новом альбоме играет Лондонский симфонический оркестр, что делает музыку группы гораздо более симфоничной, чем когда-либо.

      Lacrimosa Slyfox: Как же получилось так, что этот достаточно известный коллектив начал записываться с немецкой металлической группой? И почему выбор пал именно на этот оркестр?
      Anne Nurmi: Мы посчитали, что это единственный оркестр, который может с успехом играть нашу музыку, поэтому мы пошли на контакт именно с ними. Каждый музыкант в этом коллективе имеет за плечами годы занятий музыкой, что вселяло в нас некоторую уверенность в том, что мы сможем записать материал довольно быстро, это тоже довольно важно, из-за ограниченности нашего бюджета. Эти музыканты просто изумительные артисты, и в их игре вы можете услышать все те чувства, которые они испытывают от нашей музыки. Некоторые исполнители в оркестре даже знали Лакримозу, и им не надо было объяснять, что от них требуется. Мы полностью удовлетворены работой с этим коллективом, а также нам очень понравилось записываться в студии Abbey Road, это было похоже на мечту.

      Lacrimosa Slyfox: В продолжение темы, как группе записывалось с симфоническим оркестром? Это было что-то новое или всё было по-старому?
      Anne Nurmi: Конечно же, большую роль играл размер оркестра. Мы уже делали эксперименты с участием маленьких оркестров. С более маленьким коллективом у вас есть очень большое преимущество, ведь не обязательно, чтобы все сразу присутствовали на записи, достаточно записать все партии по отдельности. Была единственная возможность справиться, и мы ею воспользовались. Мы записывались в первой студии в Abbey Road. Она достаточно велика для размещения всех музыкантов и у неё великолепная акустика.

      Lacrimosa Slyfox: Всегда возникает вопрос, как реагируют приглашённые музыканты-профессионалы на металлическую музыку?
      Anne Nurmi: Им нравилась наша музыка, они её чувствовали, что гарантировало хороший конечный вариант.

      Lacrimosa Slyfox: Приятно слышать это, но, в общем-то, это и неудивительно, так как Lacrimosa, наряду ещё с некоторыми группами, имеет очень хорошую композиторскую подложку в своей музыке. Мне кажется, что только за это Тило Вольффу можно ставить памятник, поэтому на некоторые недостатки можно смело закрывать глаза, даже если они появятся. Интересно, а не думала группа переиначить старые песни в сотрудничестве с оркестром?
      Anne Nurmi: Всё возможно, но пока мы не собираемся этого делать, так же как и отправляться в тур вместе с большим оркестром.

      Lacrimosa Slyfox: Действительно, я, вообще считаю, что не стоит трогать старый материал, пускай он остаётся в прошлом, а группе надо двигаться вперёд. Известно, что очень тесно сотрудничает с Пражским оркестром другая известная металлическая команда Rage. В интервью после своего последнего альбома "XIII" Пиви Вагнер говорил, что руководители чешского коллектива помогали в сочинении музыки, в частности, придумали интро на этом альбоме. А как с такими отношениями с классическими музыкантами у группы Lacrimosa?
      Anne Nurmi: Тило Вольфф сочинил почти все песни. Есть всего несколько исключений, песни, которые я исполняю, мы сочиняли вместе. Оркестровые аранжировки также сделаны им, только в некоторых маленьких вещах ему помог Готтфрид Кох в Гамбургской Impulse студии.

      Lacrimosa Slyfox: Существует какая-нибудь разница между сочинением песен для игры с оркестром или без оного?
      Anne Nurmi: Практически нет. Оркестровые аранжировки рождались спонтанно, поэтому мы не планировали никаких конкретных песен. Мы сочиняем без каких-либо рамок в тот момент, когда вдохновение приходит, и, следовательно, мы не можем заранее планировать что-то, связанное с большим оркестром. Мы сочиняем одну песню за другой и сильно удивлены, что нам требуется так много инструментов, единственное, что двигает нас в сочинении песен, это наши чувства.

      Lacrimosa Slyfox: Я думаю, с этим всё ясно, время обратить внимание на лирику. Большинство песен написано на немецком языке, который понять многим, в том числе и мне, ещё сложнее, чем английский. О чём же песни?
      Anne Nurmi: "Alleine Zu Zweit" ("Одиночество вдвоем") об отношениях между двумя партнёрами, когда они не меняются в течение долгих лет. Они не уделяют уже друг другу никакого внимания и, в конце концов, уже не знают, как рассказать друг другу о своих чувствах. Они слишком слепы, чтобы заметить изменения, возникшие в них, и то, что они уже развиваются по двум разным направлениям, и нет уже возврата к старому.

      Lacrimosa Slyfox: Весьма интересный текст, но возникает вопрос, что могло подвигнуть музыкантов написать подобные стихи?
      Anne Nurmi: Любые события или впечатления, которые произошли с нами: просмотренные фильмы, прослушанная музыка, дружба и многое другое. Мы оба проживаем даже самые маленькие события с открытыми глазами и наслаждаемся этой жизнью. Жизнь - наше самое величайшее вдохновение. Мы пишем лирику в различных ситуациях, потому что вдохновение не заботится о выборе места или времени. Сочинительство - это как терапия самих себя, это часто помогает нам понять самих себя. Ты выпускаешь свои мысли наружу вместе со своей музыкой, и эти мысли предстают совершенно в другом виде.

      Lacrimosa Slyfox: На миньоне, предшествующем альбому, присутствует ремикс старой песни Лакримозы "Copycat", который сделала группа Samael. Путём добавления электронных элементов песня была несколько облегчена, и были усилены элементы какой-то безысходности из старой версии. Что думает Анне об этой версии?
      Anne Nurmi: Ребята из Samael переделали всю песню на свой лад. Переставили инструменты, добавили некоторые интересные элементы, и получилась совершенно другая композиция.

      Lacrimosa Slyfox: Заканчивая тему о новом материале, хотелось бы узнать, что конкретно изменилось на новом альбоме по сравнению с предыдущим, по мнению Анне?
      Anne Nurmi: У Лакримозы нет ни одного альбома, который был бы похож на другой. Всегда, конечно, есть что-то похожее, но наша музыка развивается постоянно, как и всё в нашей жизни. Новый альбом тоже отличается от своих предшественников. В первую очередь, он самый сбалансированный и более претенциозный и сложный, чем все предшественники. Но с другой стороны, он более эмоциональный, мы действительно не берегли себя во время записи. Сложно дать устное описание нашему альбому, так как он охватывает очень большое музыкальное поле, начиная от рока с тяжёлыми гитарами и заканчивая пением хора. Также мы использовали много новых инструментов для нас. Единственное, что я могу сказать, так это то, что каждому рекомендую послушать его.

      Lacrimosa Slyfox: Следующей темой будут планы группы на время сразу после выхода альбома. Будет ли тур?
      Anne Nurmi: Мы начнём наши гастроли в сентябре и надеемся объехать очень большую территорию, собираемся посетить те страны, где ещё не были, в общем, тур будет длинным. Даты тура ещё не утверждены, но, когда это случится, они появятся во всех изданиях.

      Lacrimosa Slyfox: Будут ли концерты вместе с Лондонским симфоническим оркестром?
      Anne Nurmi: Нет, это невозможно. Для этого нам пришлось бы выступать только в больших концертных залах, на стадионах или в местах с огромной сценой. Нам пришлось бы использовать около ста музыкантов, что просто привело бы нас к финансовому краху. Мы просто сделаем новые аранжировки наших песен, как мы обычно делаем перед любым туром. Это будет большой сюрприз для публики, услышать, как звучат наши песни в концертной обработке. Например, мы заменим скрипки гитарами и т.д., и т.п. Мы открыты для новых идей.

      Lacrimosa Slyfox: Первый раз сталкиваюсь с такой концепцией замены симфонических оркестров. Многие говорят про разнообразные ДАТ-машины и другие вещи, но чтобы переделывать все песни? Я думаю, что этот гигантский труд не пропадёт даром, и группа могла бы выпустить очередной концертник уже этой зимой. Но это только моё предположение. В завершение этой статьи, можно узнать, что больше нравится женщине-вокалистке металлической команды Lacrimosa Анне Нурми - записываться в студии или выступать на сцене перед многотысячной аудиторией?
      Anne Nurmi: Мы больше любим выступать, так как очень интересно видеть реакцию зрителей на твоё творчество впрямую. Ожидание реакции публики на новый альбом всегда превращается просто в ужас, и я думаю, что если бы мы не получали столько писем от фэнов, мы были бы самими несчастными людьми. Мы делаем музыку для себя, в первую очередь, но нам нужны отклики наших слушателей, чтобы мы могли продолжать выпускать наше творчество для широкой публике. Лучшее, что может быть, так это давать концерт, когда аудитория сама помогает создавать настроение данного вечера. Если мы чувствуем отклик в душе зрителей, это шоу становится просто незабываемым для нас и для публики. В студии вам надо гораздо больше концентрироваться на технических вещах и думать, как сыграют свои партии разнообразные приглашённые музыканты, это вызывает гораздо больше изнеможение, чем удовольствие. Конечно, в студии нам тоже неплохо, но в свете вашего вопроса мой ответ - гораздо больше кайфа мы получаем от концертов.

      Lacrimosa Slyfox: Я думаю, на этом можно поставить точку и расценить это обращение как приглашение к посещению шоу Лакримозы. Нам остаётся надеяться, что такая возможность у нас появится.