Сквозь ночь и потоп

2002 © Thomas Abresche, Sonic Seducer
перевод интервью перепечатан из журнала Rockcor, № 2, 2003

      Из-за наводнения в Германии словосочетание "мрак и потоп" (Die Nacht – можно понимать как ночь или мрак, тьма; Die Flut – можно понимать как потоп, наводнение или как прилив) в названии вышедшего в свет в ноябре прошлого года сингла группы Lacrimosa "Durch Nacht und Flut" ("Сквозь тьму и потоп") многие связали именно с этой катастрофой. Однако эта ассоциация оказалась ошибочной, а Tilo и Anne были напуганы тем, что в связи с ошибочным восприятием могут возникнуть мысли, что Lacrimosa поменяла направление и вдруг начала сочинять музыку на актуальные события. Все же неизбежный рекламный эффект подобной акции необходимо рассматривать как по крайне мере имеющий место быть. Но, как уже сказано, случай с Lacrimosa имеет совершенно другой характер, а именно, как изложено ниже в разговоре с Тило Вольффом.


      Tilo Wolff: В июне мы пришли в студию. Конечно, мы размышляли на тему о том, стоит ли оставлять это название, когда произошла катастрофа, и не прозвучит ли оно непочтительно. Но решили, что если будешь делать выводы без прослушивания, то пеняй на себя. Естественно, катастрофа была ужасающей, но изымать из-за этого сингл было бы бессмысленно, поэтому мы продолжили реализовывать наш план, сохранив при этом и название. Все остальное стало бы самоцензурой.
      Maxi-CD включает в себя четыре трэка и открывается соответственно титульной песней, которая без обиняков лишь после очень короткого гитарного проигрыша начинается с текста.
      Tilo Wolff: Одним из решающих моментов, который сыграл свою роль в том, почему мы говорим, что это будет синглом, всегда является то, что песня может иметь вторую интерпретацию, да, это уже почти как требование. Но есть определенные песни, в которых не хотелось бы, да и не получается что-нибудь менять. У "Durch Nacht und Flut" есть разные возможности. Для нас альбомная версия, которая находится на сингле на втором месте, является главной.
      Из чего следует, что это переживаемое и ощущаемое автором воображаемое путешествие.
      Tilo Wolff: Если я представляю себе песню образно, когда сочиняю музыку, то чаще всего передо мной предстают разные картинки, эта песня представляется мне как погоня в лесу через ручьи и потоки, однако не осуществляемая кем-то чужим, а происходящая по собственному побуждению гонка с очень интенсивным поиском чего-то. При этом у меня постоянно возникают моменты, когда я натыкаюсь на просветы, где можно быстро перевести дух, например, классическая партия в середине (шестиминутная альбомная версия оставляет оркестру большое пространство для бодрых проигрышей. – прим. переводчика), или в заключительной части, когда я попадаю на побережье, где происходит отлив, и откуда я могу видеть, что здесь может происходить. Но я совершенно не могу представить себе, как будет выглядеть здесь природа через какую-нибудь пару часов, когда начнется прилив. Это продолжается вместе с частью музыки. Но нахожу ли я то, что ищу? Не зная, что меня ожидает, однако все же стремясь туда. Это те партии, в которых я попытался переложить на музыку побуждение, размышление и глоток свежего воздуха. Нашим требованием к синглу было создание версии, где бы не было остановки, а до самого конца продолжалось бы движение.
      Ответы Тило лишь в самых редких случаях получаются немногословными, он высказывается очень продуманно. Он постоянно дает объяснения своим замыслам. Что слушатели могут по этому поводу прийти к совершенно другим выводам, лежит на поверхности. Особенно, что касается альбома "Elodia", преобладающей темой которого являются отношения, и снова появляется тенденция считать две фигуры главными героями, предположительно снова двумя любящими фигурами. Тило и Анне поют рефрен вместе и в строках "я слышу Тебя и твой зов", а также "я нахожу Тебя" просматривается "Я с Тобой".
      Tilo Wolff: "Ты" может также быть Чувством, - бросает Тило и дополняет, - или же Проблемой, Ты – Ситуацией, Ты – Воспоминанием". Название относится, прежде всего, не к "Elodia", а к "Fassade". "Fassade" являет собой критический взгляд на общество и последующий взгляд на самого себя, что завершается своего рода чертовым кругом. Если ты находишься в поиске чего-то, ты должен заранее определиться с тем, что вообще ты ищешь, чего ты ожидаешь, и почему ты вообще занялся поиском. Начинается все с поиска самого себя и этот поиск берет свое начало с последними словами "Fassade". Однако сингл тесно смыкается также и с "Elodia", если представить твою интерпретацию и пуститься на поиски человека, существования вдвоем. "Elodia" завершается текстом "В конце мы стоим вдвоем", хотя это является лишь надеждой на это, которая выражается заключительным мажорным аккордом. Если же бросить взгляд в другом направлении из "Fassade" наружу, то можно услышать также в "Durch Nacht und Flut" напрямую "Elodia"и получить продолжение "В конце мы стоим вдвоем".
      Вышеупомянутые высказывания могли бы произвести впечатление, что Lacrimosa преследует генеральную линию всеобъемлющего концепта. Однако это трудно совместить с эмоциональной глубиной звучания, которое постоянно заложено в песнях Анне и Тило, и отрицает также тот факт, что эти взаимосвязи были запланированы на длительный срок, а не появились спонтанно. В качестве доказательства можно привести "Und du fällst" ("И ты гибнешь"), третью песню сингла. Обращают на себя внимание повторяющиеся куски текста. Так, в одном месте звучит текст: "Взбудораженный в темной ночи, ты растешь под дождем", в другом: "Только в поиске внутри себя может начаться Честность". Пары "тьма – прилив" и "ночь – дождь" схожи между собой и новое возникновение темы поиска очевидно. Эта необычность не является случайностью, как подтверждает Тило.
      Tilo Wolff: Сингл заканчивается тематически после "И ты гибнешь", и обе песни связаны между собой. Только случилось так, что "Und du fällst" была завершена до того, как я вообще начал работать над "Durch Nacht und Flut". Я заметил, что, хотя песня была написана раньше, она оказалась как бы второй частью к тому, что я начал писать для сингла, где поиск продолжается. Подобные эффекты я нахожу привлекательными, когда я лишь после того, как что-то завершил, понимаю, что я хотел этим выразить. Иногда я сажусь и ощущаю, что мне хочется что-то написать. Беру листок бумаги и карандаш, пишу текст и пытаюсь дать простор своей душе, затем читаю это и задаюсь вопросом, что бы это значило. И лишь пару недель спустя, когда я снова беру в руки текст и, отступя от той проблемы, которая занимала меня тогда, замечаю, что мое подсознание знало и осознавало уже тогда, что я не мог видеть тогда, потому что это находилось во мне слишком глубоко. Этот опыт очень интересен, поскольку замечаешь, что при сочинении музыки и текстов твое сознание отключается с некоторым опережением времени. С этими обеими песнями произошло именно так, когда меня захватили вещи, которые я еще по-настоящему не осознал. Только когда передо мной лежали обе песни, мне стало ясно, что они взаимосвязаны.
      И еще одного впечатления не должно возникать. Тило не поучает, а в непринужденной форме описывает процессы своих самых сокровенных уголков души.
      Трудно было ожидать от группы такой песни, как "Und du fällst".
      Tilo Wolff: Это легкие влияния Drum’n’Bass, может Nine Inch Nails или David Bowie времен "Earthling". Это действительно непривычно для нас, но так как я очень люблю эти вещи, как и Portishead, которые играют с очень схожими элементами, то это оказалось мне настолько близко, что должно было однажды случиться, и я не исключаю, что нечто подобное может произойти снова.
      Но это не впервые, когда Тило и Анне открывают новые элементы в своей звуковой вселенной. В памяти возникает "Inferno", где впервые прозвучали р&oacuteковые тона.
      Следуя своим понятиям, Тило называет появившийся еще в 1998 году ремикс "Komet" группы Secret Discovery бонусным треком. Особой причины, почему именно теперь появился этот ремикс, нет, однако нужно отметить с удовольствием отмечаемый побочный эффект, так как Secret Discovery недавно снова собрались вместе. Но по времени едва ли можно скоро ждать их публикаций.
      Tilo Wolff: В 1997 году мы проводили с Secret Discovery совместный тур и отлично находили общий язык. Их предложение сделать ремикс мы нашли классным. В 1998 году он был опубликован. Если я являюсь фэном какой-нибудь группы, то мне хотелось бы получить все, что у нее есть. Это же ситуация хуже не придумаешь, когда, скажем, когда-нибудь появлялась на каком-нибудь сборнике песня, но которую ты никогда не сможешь заполучить. Поэтому я хочу, чтобы все, что когда-либо создавала Lacrimosa, раньше или позже появлялось на пластинке. Так как нам очень нравится эта версия, а три песни для сингла маловато, мы решились на нее в качестве бонуса.
      Восьмой студийный альбом носит название "Echos" и является типичным альбомом группы Lacrimosa. Арлекин продолжает и дальше свой путь, но не упускает возможности посмотреть направо и налево. Теперь Арлекин стоит на вершине горы и прислушивается к эху своих слов. Тило знает ответы и потому выделяет время для того, чтобы осветить проблему Эха.
      После тура в Южную Америку Тило хотел бы взять отпуск. Как очевидно, из этого у него ничего не вышло.
      Tilo Wolff: Да, я предполагал после тура устроить себе каникулы и немного отвлечься. Все было запланировано совершенно не так. После тура я пробыл какое-то недолгое время в Швейцарии, за короткий срок написал альбом. У меня появилась потребность снова сразу же взяться за работу, и тут наступил момент, когда я понял, что мне необходимо попасть в студию! Когда же я оказался в студии, то понял, что речь идет уже о новом альбоме...
      При этом Тило даже сначала не знал в связи с наступившей усталостью и отрешенностью после выхода "Fassade", что точно получится.
      Tilo Wolff: Но у меня не возникало никаких мыслей, как все будет происходить после этого чертова круга. Только когда я вернулся из тура, появилось стремление изложить эти вещи на бумаге и тогда мне очень быстро открылся тот путь, которым хотелось бы пройти.
      Этим путем оказался путь в гору, который Тило описал в "Fassade"? Является ли Эхо в более широком смысле также и эхом на крик в "Fassade"?
      Tilo Wolff: В определенном смысле. В любом случае я больше не нахожусь на той горе, на которой стоял в "Fassade", но слышу, что я там восклицал и как это отзывалось в долине. Это одно из многочисленных эхо, которое достигло моего слуха. Я чувствую себя в полном согласии с тем, что я слышу. "Fassade" – это фундамент для новoго альбома, или может быть также для будущих вещей, которые появятся вслед за этим. То, что я, наконец, смог высказать то, что годами копилось тяжелым грузом в моей душе, успокаивает меня необычайным образом, поскольку это давление наконец-то ушло. Таким образом, я стал свободней и могу снова обратиться к другим вещам.
      - После того, как в "Fassade" ты смог громогласно критиковать общество, теперь у тебя снова появилась возможность обратиться к интимным темам?
      Tilo Wolff: Абсолютно, - подтверждает Тило, - "Echos" очень эмоциональный альбом, если не сказать, что вообще самый эмоциональный, главным образом имеющий дело с человеческой психикой, друг с другом и со знаменитым взглядом в зеркало. Альбом очень личностный. Если "Fassade" смотрел на карту мира, то "Echos" очень интимно заглядывает в мою душу.
      Так что новый альбом является логическим следствием последних строк "Fassade":

      "В полном одиночестве
      Я хочу только остаться один!
      Совершенно один.
      Пожалуйста, оставьте меня в покое!"


      Однако в один момент покой создать невозможно. При прослушивании музыки "Echos" возникает вопрос: Насколько маниакально-депрессивен Тило?
      Tilo Wolff: Гм, - медлит с ответом Тило, - если бы я знал... Нет, в любом случае я не депрессивен, совсем даже наоборот. Если бы я не был позитивным человеком, то все бы заканчивалось в процессе размышления, и я не был бы в состоянии облекать все это в слова и звуки. Естественно, возникают моменты, когда не видно смысла даже в музыке, но, слава Богу, это происходит со мной очень редко. Я также не могу сказать, что мне в такие моменты особенно плохо; я чувствую себя определенно намного лучше, чем во времена, когда я создавал "Angst" ("Страх"). Если с тобой происходит что-то ужасное, что выбивает тебя из колеи, то это может оказаться самым ужасным моментом в твоей жизни, что отражается в том, что ты делаешь. Но может случиться так, что ты более или менее закалил себя, насколько вообще человек может это сделать. Со зрелостью твоя душа получает все больше и больше пространства, заключенного глубоко в тебе, и ты уже больше не так восприимчив к тому, что на тебя наваливается. Для этого основное содержание твоей личности намного сильнее. Когда я рассматриваю такой альбом как "Echos", то обнаруживаю, что во мне есть вещи, которые, совершенно независимо от моего повседневного ощущения, привносят с собой определенное печальное настроение, которое невозможно скрыть.
      Так одной из центральныx тем в "Echos" является поиск, "который в этом альбоме занимает совершенно особое место по ценности. Поиск, с одной стороны, новых берегов, с другой стороны, также вещей во мне самом, которые я надеюсь найти, надеюсь достичь".
      Tilo Wolff: Когда начинаешь поиск, нужно для начала начать этот поиск в самом себе. Бессмысленно слепо мчаться без оглядки вперед на поиски смысла сознания, потому что просто что-то ощущаешь: Здесь, в данный момент, ты находишься не в том месте и не в то время – это может завершиться фатально. Необходимо для себя определить: Что я хочу искать, чего я хочу достичь и как я поступлю с этой находкой, как поступлю, если я этого не найду? Только лишь, когда тебе становится все ясно, можно всерьез приступать к поиску. Если знаешь, чего хочешь, или же, по крайней мере, имеешь об этом более или менее конкретное представление и пытаешься справиться с этим: Что произойдет, если я этого не найду, или что будет, если я это найду, но оно будет представлять собой в конечном итоге что-то совершенно другое, чем ты это себе изначально представлял.
      "Echos" - это, однако, особенно в связи с мотивом поиска, прежде всего влияние прошлого на настоящее, настоящего на будущее.
      Tilo Wolff: На этот раз я долго искал подходящее название, - рассказывает Тило. – Я хотел, чтобы оно было выразительным... Я хотел выразить чувство, которое очень трудно выразить словами. А сейчас я очень рад, что мы нашли это название, которое может выразить то, что сегодня делается. Это продукт из прошлого, имеется его собственная история, которая его создала, есть его собственный опыт, и решение, которое я сегодня принимаю, несет печать того, что происходило в прошлом. Это решение, которое я сегодня принимаю, которое оказывает влияние на мою будущую жизнь, завтра уже снова может стать прошлым, и завтра уже снова будет влиять на мое последующее решение. Я слышу эхо из прежней жизни, вещи, которые я высказал, и они сейчас имеют свой отзвук. Одновременно я стою здесь и восклицаю, говорю, беседую, что тоже снова отзовется эхом. В соответствии с этим эхо представляет собой для всех то, что касается сегодня людей, что указывает на продукт из прошлого и одновременно указывает на будущее.
      Голос Анне слышен в альбоме совсем мало. Она поет "Apart", самую короткую песню альбома, текст и музыку которой, однако, сочинил Тило. Она принимает участие и в других песнях – но очень мало.
      Tilo Wolff: Это немного связано с тем, что все происходило очень быстро, - объясняет Тило, - у нас едва хватило времени на то, чтобы поработать вместе. Это было для нас обоих неожиданно – для нее, конечно, еще больше, чем для меня – когда было сказано, что мы теперь идем в студию. Один из наших друзей спросил у Анне, не возникла ли у нее проблема из-за того, что она почти не представлена на альбоме. На что она ответила вполне логично, что речь шла не о том, что она везде должна выходить со своим мнением, речь идет о том, чтобы альбом сам по себе получился концептуальным, и это так и случилось. Это еще связано с тем, что там ультраинтенсивные, личностные тексты, что затрудняет передавать вокал кому-то другому. Иногда я спрашиваю себя, глядя на бойзбэнды, что они думают, когда сначала один вокалист поет о девице, а затем другой вокалист поет о той же девице – они что, все влюблены в одну и ту же девицу, или как это следует понимать? Я нахожу затруднительным, когда кто-то поет о чем-то, что сам в этот момент воспринимает совершенно по-другому. Причина, по которой Анне поет "Apart", хотя текст написал я, заключается в том, что, если бы я не написал этого текста, то его написала бы, возможно, Анне. Поскольку она является частью группы Lacrimosa, она может интерпретировать такой текст как в "Apart". В противоположность этому я никогда бы не смог, например, себе представить, что Анне будет петь такую песню как "Sacrifice", или опять же я вдруг спою такую песню как "The Turning Point".
      После почти четырех месяцев студийной работы в Гамбурге Тило вернулся в Швейцарию.
      Tilo Wolff: Я надеялся немного расслабиться, но, к сожалению, до сих пор не нашлось времени для этого, а даже наоборот.
      Пожелаем группе Lacrimosa, и конкретно Тило, отдохнуть, тем более, что альбом удался на славу.