Lacrimosa - мечта мазохиста

2003 © Н.Бирюкова, журнал "Ровесник"

      Lacrimosa - один из наиболее успешных готических проектов наших дней. Группа существует уже тринадцать лет, за ее плечами множество успешных туров по Европе и Южной Америке, миллион проданных альбомов, регулярные попадания в разнообразные чарты. В этом году вышла восьмая студийная пластинка коллектива под названием "Echos". Для ее записи пригласили десяток классических музыкантов и два небольших филармонических оркестра. К сожалению, до России Lacrimosa так и не добралась. Но Анне Нурми любезно согласилась ответить по телефону на вопросы "Ровесника".


      Ровесник: Как появилась Lacrimosa: когда ты познакомилась с Тило Вольффом, или сама идея родилась раньше?
      Anne Nurmi: Годом рождения, наверно, можно считать 1990-й. Тогда Тило придумал Lacrimosa, а чтобы не зависеть от выпускающей компании, основал свой собственный лейбл Hall Of Sermon. Мы познакомились в 1993-м, когда я была участницей финской готической группы Two Witches: играла на клавишных и исполняла бэк-вокальные партии. Тило предложил мне присоединиться к нему, и я согласилась. Так Lacrimosa приобрела свой сегодняшний облик.

      Ровесник: Что изменилось в Lacrimosa с твоим появлением?
      Anne Nurmi: Если честно, кардинальных перемен в стиле не произошло, хотя мой предыдущий музыкальный опыт повлиял на общее звучание. Нас сблизили общие музыкальные вкусы, вот мы и оказались вместе.

      Ровесник: А как появилось название группы? Что оно значит именно для вас?
      Anne Nurmi: Само слово "Lacrimosa" пришло из латыни и означает "истекающий слезами" или "заполненный". Тило говорит, что для него Lacrimosa - это в первую очередь одна из самых красивых частей "Реквиема" Моцарта. Вот он и решил, что образы, которые стоят за словом "Lacrimosa" как нельзя лучше отвечают его музыке.

      Ровесник: Фаны в Москве отпраздновали выход вашего альбома "Echos", к сожалению, без Lacrimosa. Может, все-таки планируете нас навестить?
      Anne Nurmi: Очень жаль, что мы пропустили вашу вечеринку! Нам рассказывали, что там было здорово. Мы бы очень хотели выступить у вас, но тура в поддержку "Echos" мы устраивать не будем. Так что придется вам еще немножко подождать! Говорят, сейчас Россия стала очень европейской страной, но при этом вы не забываете свои истоки. Это признак силы и твердого характера.

      Ровесник: Вы уже давно не новички. Как, по вашему мнению, изменилась Lacrimosa?
      Anne Nurmi: Изменения в музыке связаны с нашими личными изменениями. Мы развиваемся как музыканты и развиваем наше дитя - музыку. Мы постоянно учимся и как бы сдаем экзамен за пройденный материал. Все, что вы слышите на наших альбомах, - это то, чему мы научились за период до его написания. Вы - наши судьи и экзаменаторы. Хотя в главном Lacrimosa осталась прежней, появляются лишь новые нюансы, грани.

      Ровесник: На какой музыке выросли ты и Тило?
      Anne Nurmi: Для Тило это были Pink Floyd, ABBA и классика. Я выросла на The Beatles, ABBA, некоторых финских группах. Чуть позже я узнала, что такое готика, и уже не мыслила своей жизни без нее.

      Ровесник: У вас были кумиры, на которых хотелось быть похожими?
      Anne Nurmi: У меня было много кумиров. Но идолов нужно свергать, в этом заключается развитие личности. Наверно, единственные кумиры, которые волнуют нас до сих пор, это Дэвид Боуи и Pink Floyd.

      Ровесник: Вы слушаете музыку других стилей?
      Anne Nurmi: По-моему, музыканту стыдно не знать, что происходит с другими направлениями. Но музыку нельзя оценивать, ее нужно почувствовать, и тогда стиль не имеет значения. Меня расстраивает, что сегодня на музыкальной сцене нет ярких индивидуальностей. Старые звезды уже не так ярко светят, а молодым проще перепеть старый добрый хит, чем придумать что-то свое. Музыка превратилась в бизнес, это грустно.

      Ровесник: В последнее время готическая музыка стала весьма популярной, можно сказать, перешла в мейнстрим. Как вы к этому относитесь?
      Anne Nurmi: Очень хорошо, что многие получили доступ к миру готики. Было бы слишком эгоистично оставлять готическую музыку только для готов, она ведь так прекрасна. Главное, чтобы, став популярной, готика не потеряла своих особенностей. Ведь это не просто музыка, а стиль жизни - особое поведение, одежда, книги, отношения между людьми.

      Ровесник: Что это за особенные отношения?
      Anne Nurmi: Готы проводят много времени вместе, слушают музыку, разговаривают, развлекаются. Настоящие готы очень сильно привязаны друг к другу, жаждут принадлежать друг другу. Я очень надеюсь, что готическая субкультура не перестанет существовать.

      Ровесник: А что за человек Тило?
      Anne Nurmi: Тило - композитор, аранжировщик и вокалист, и один из самых щедрых, добрых, умных и тонко чувствующих людей, которых я знаю. Сочинять музыку вместе с ним - огромное удовольствие, хотя он ужасный перфекционист - любит совершенство во всем, что делает. На это нужно много времени и терпения. Но мы идеально дополняем друг друга.

      Ровесник: Как сами оцениваете свою последнюю работу - "Echos"?
      Anne Nurmi: Это наш самый напряженный и выстраданный альбом. Мы попытались вспомнить прошлое и, одновременно, открыться для будущего. Первый раз альбом лучше послушать наедине с самим собой, чтобы понять его. В нем есть элементы классической музыки, запоминающихся мелодий, много меланхолии, боли и счастья.