Lacrimosa vs Witt: История одной песни...

2006 © Александр Кудрявин, Dark City

      Обычная жизненная ситуация: два мужика отдают свои сердца и руки одной женщине. Треугольничек! Сначала везет одному, и он заполучает предмет своих вожделений. Но быстро растрачивает свое счастье и скоро встречает у своего смертного одра уже бывшую возлюбленную с неудачливым поначалу соперником. Несмотря на такую дикую ситуацию, новый победитель с сочувствием и любовью доводит своего соперника до его благополучной смерти, причем соперники еще раз начинают соперничество за обладание любимой женщиной.


      Таково вкратце содержание песни "Abendrot" - уникальной композиции, спетой восхитительным дуэтом Иоахима Витта и Тило Вольффа для недавно вышедшего альбома Witt "Bayreuth 3". Такое удивительное сотрудничество стало главным явлением в музыкальной жизни немецкой готической сцены этого года.
      Так как вообще такое могло произойти? Тило и Иоахим впервые встретились в клубе "Нуар" в Гамбурге. Обычно такие заметные музыканты быстро находят друг с другом общий язык, один проставляется другому и разговор, естественно, заходит о музыке, о своих музыкальных предпочтениях. Ну а если они совпадают, в воздухе быстро повисает фраза: "А давай сделаем что-нибудь вместе!"
      Tilo Wolff: "На мой взгляд, такое происходит, когда один очень ценит творчество другого. Я встречал множество классных людей, но у меня никогда не появлялось желания сделать с ними что-либо вместе. Но на этот раз получился именно тот случай. Комбинация "Witt & Wolff" была почти неизбежна".
      Витт считает точно также. В разговоре у них появилось много общего, осталось много отличных впечатлений друг о друге, хотя в тот вечер они не говорили о совместной работе. В этот вечер они только "обнюхивали" друг друга, хотя уже тогда появились первые мысли. Тило Вольфф часто бывал в Гамбурге, и у них неоднократно была возможность встретиться, но из-за разного графика эта встреча всё сдвигалась и сдвигалась на более поздний срок. Настоящая возможность появилась только во время работы над "Bayreuth 3". Они вновь установили контакт, хотя и это было не просто, потому что Тило был в постоянных разъездах, и часто за границей. В это время Витт отшлифовывал свой новый альбом: "И вдруг пришло интересное предложение от Вольффа, и в самое кратчайшее время мы засели за работу над песней".
      Но всё началось еще раньше. Витт познакомился с творчеством Lacrimosa благодаря своей подружке где-то в 1995 или 1996 году. Эта группа его просто поразила, потому что у Тило была очень оригинальная и специфичная манера сочинять и исполнять песни. "У него также очень оригинальные тексты и они просто вонзились в меня! Хотя, надо признаться, я не ходил ни на один из концертов Lacrimosa - у меня несколько клаустрофобические наклонности, и я не могу стоять в толпе. Мне кажется, что кто-нибудь обязательно даст мне пинка под зад, накинет на шею цепь и удушит меня... Однажды на одном футбольном стадионе меня чуть не убили. Стоишь абсолютно беспомощный и ничего не сможешь поделать, когда люди напирают на тебя сзади - получается эффект домино. Это очень опасная ситуация, и вероятно с тех пор я стал сознательно остерегаться. Не надо ходить на футбол!"
      И герр Вольфф ненавидит все эти, как он выражается, "футбольные игры, когда каждый начинает всё валить на другого, если что-то не получается, когда фэны без конца дерутся, когда царит насилие". Перед тем, как начать заниматься музыкой, Тило охотно ходил на всевозможные концерты. Сегодня, посещая в клубах выступления своих даже самых любимых групп, он стоит всегда вдалеке, чтобы иметь возможность улизнуть в бар. "Стоять перед самой сценой я считаю чудовищным, здесь же нельзя по-настоящему наслаждаться музыкой. Когда я стою на сцене, я рад фэнам, стоящим в первых рядах, потому что так возникает контакт между группой и ними. Но я сам... никогда!"
      О возможностях предстоящих совместных концертов оба музыканта отзываются очень уклончиво, а вместо этого продолжают петь дифирамбы в адрес друг друга. Tilo Wolff: "Логично, что я гораздо раньше услышал и принял музыку Иоахима Витта, чем он мою. В 1984 году, когда я еще жил во Фрайбурге, у меня был сборник Новой немецкой волны, на котором, естественно, была "Goldener Reiter", которую я считал абсолютно лучшей песней этой подборки. Потом я обратил внимание на "Die Flut", и считал его безумно восхитительным, потому что если музыкант, по существу бывший составной частью Новой немецкой волны, вдруг находит новое направление и делает шедевр на века, из-за этой песни и этого альбома сцена получает новый импульс. Как-то раз одна из моих подруг, еще перед тем, как я услышал "Bayreuth", ставит мне одну песню и говорит, что она сильно напоминает Lacrimosa. Эта песня была вторым синглом из "Bayreuth" - "Und ich lauf". Я нашел ее очень интересной, потому что должен согласиться, что Lacrimosa - в основном немецкоязычная группа, хотя я не люблю ничего немецкоязычного, потому что считаю катастрофой, как люди сейчас обращаются с этим языком. И вот я начинаю радоваться, услышав нечто на немецком, что приносит мне удовольствие и когда я действительно могу насладиться словами".
      "Abendrot" - тоже немецкоязычная песня, а родилась она следующим образом. Идея сотрудничества принадлежала Иоахиму, он послал Тило музыку, которая ему очень понравилась, но в которой Вольфф поначалу просто не находил себя. Тило не хотел петь в своей обычной манере, потому что считал, что так он только испортит песню с чудесным интимным характером, который она имела в оригинале. Иоахим решил форсировать события и, позвонив Тило, сказал, что время уходит, а раз всё стоит на месте и ничего не получается, то он просто отправит песню первому встречному, у кого появится какая-либо идея. После этого герр Вольфф понял, что ускользает чудесный шанс сделать что-то вместе, но время-то еще есть, поэтому этой же ночью написал этот текст и тут же отослал его Витту.
      На следующий день Вольффу приходит ответное сообщение по электронной почте, в котором Витт пишет, что он просто восхищен, что безумно рад, потому что текст очень щепетилен и во многом гениален. Или его поймут и полюбят, или не поймут вообще. Это безумно воодушевило Тило, он сразу заканчивает аранжировки, Иоахим вносит некоторые интерпретации собственного характера - не только в вокальном плане, а прежде всего в эмоциональном - песня выходит на новый уровень, убирается излишняя жесткость и появляется совершенно уникальное разнообразие.
      Joachim Witt: "В первый момент я подумал: пусть это будет типичный Тило из Lacrimosa, каким все его знают. Но подходит ли все это к концепции "Bayreuth 3"? И тут же стало ясно, что подходит. Тило приехал в Берлин для записи своего вокала, а это значило, что и я мог там присутствовать. Было очень интересно смотреть, как точно и интенсивно работает Тило над своими партиями. Увидеть это вблизи было настоящим событием. Все получилось чудесно. Если бы мы выяснили, что мои партии, которые я записывал у себя, не состыковывались с чем-нибудь, мы бы сразу же их переписали. Но все сложилось идеально - словно паззл".
      Продолжает Tilo Wolff: "Для меня было очень важным приехать в Берлин. Поначалу у меня было забавное чувство: как же это так - я делаю песню с самим Виттом, но так и не увижу его или даже не встречусь? Для меня важным было личное присутствие Иоахима при записи вокала, так как это, в конце концов, его пластинка, и я хотел, чтобы он был ею доволен на все сто. Это всегда маленький праздник, когда видишь, насколько здорово человек владеет своим ремеслом, когда даже при нехватке времени из него потоком льются чувства. Это один момент. Другой - я редко работаю с кем-либо вместе, а если да, то с музыкантами, с которыми мне интересно, которых я уважаю, поэтому я всегда искренне радуюсь результатам нашей работы. И сейчас мне очень приятно услышать, что Иоахим вложил в этот альбом и увидеть, как здорово к нему подходит "Abendrot"."