Lacrimosa - Чернее черного

2008 © журнал "Bravo"

      Король и королева мрачной музыки возвращаются в Россию. А "Bravo" нашел в их плотном графике окошко и поговорил с Тило и Анне о готике, ужастиках и загробной жизни.


      Bravo: Привет! Вы уже бывали в Москве и наверняка знакомы с русской публикой, так?
      Tilo Wolff: Да, конечно.

      Bravo: А скажи, чем отличаются готы России от готов остального мира?
      Tilo Wolff: Мне показалось, что русская публика более открыта. И люди с легкостью показывают, когда им хочется как следует оттянуться на концерте - они прыгают, танцуют, подпевают нам; в общем, бурно выражают свои эмоции. И делятся ими с группой на сцене. Есть определенные страны, где люди на концертах всячески скрывают свои эмоции...

      Bravo: Например?
      Tilo Wolff: Ну, к примеру, в Германии публика достаточно скована. А в России все совершенно иначе. Во время выступления происходит настоящий эмоциональный диалог между публикой и музыкантами.
      Anne Nurmi: Я согласна с Тило. В России очень благодарная публика. В их сердцах рождается масса положительных, очень теплых эмоций, которые они дарят нам.

      Bravo: Кстати, говоря о поклонниках. Фаны Lacrimosa до сих пор ломают голову над тем, что же на самом деле означает ваш символ - арлекин...
      Tilo Wolff: Арлекин имеет несколько значений. Сама идея этого символа восходит к работам Чарли Чаплина. Я поясню: его образ - это образ трагического клоуна, который может как насмешить, так и заставить плакать. Если внимательно посмотреть на наш символ, то можно увидеть, что одна сторона арлекина как бы плачет, а вторая - смеется. Так и у нас: мы хотим развлечь нашу публику, помочь развеяться, отвлечься, но, с другой стороны, желаем затронуть тонкие душевные струны, разбудить в человеке задремавшую эмоциональность.

      Bravo: Следующий вопрос - о сюжетах ваших песен. Скажи, Тило, это плод твоего воображения или они основаны на реальных событиях?
      Tilo Wolff: Большинство текстов автобиографичны. Конечно же, наша лирика не повторяет реальные события слово в слово. Наши песни базируются на наших собственных переживаниях. К примеру, мне очень сложно писать о чем-то, чего я никогда не видел, не знаю или не пережил лично.

      Bravo: Мы знаем, что ты увлекаешься еще и прозой.
      Tilo Wolff: Да, когда нахожу на это время.

      Bravo: И какая основная мысль в твоих рассказах?
      Tilo Wolff: И в нашей музыке, и в моей прозе мысль примерно одна и та же.

      Bravo: То есть, всё также мрачно?
      Tilo Wolff: Да. Есть отличное изречение на этот счет: "поэту нужна боль, как розам - влага". Здесь похожий принцип. Прежде, чем что-то писать, нужно это для начала пережить. А когда ты начинаешь писать о том, что тебя так взволновало, то для тебя это отличная терапия. Заодно ты избавляешься от своих страхов и проблем, излагая их на бумаге.

      Bravo: А как ты относишься к другим музыкальным стилям? Есть распространенное мнение, что эмо - очень похож на готический стиль. Что ты об этом думаешь?
      Tilo Wolff: Да. Я нахожу это чрезвычайно любопытным: в Германии всё это выглядит немного иначе. Ты можешь подойти на улице к любому эмо-киду и сказать: "Ты не сам это придумал, а позаимствовал из готик-культуры", но он не согласится с тобой.

      Bravo: В России, в принципе, ситуация обстоит также. :-) Многие ненавистники стиля говорят, что эмо-киды взяли самое лучшее из готик-культуры, извратили как следует, а теперь на этом паразитируют.
      Tilo Wolff: Нет, я бы не назвал это так. Это своеобразная эволюция. Любой стиль, к примеру, готический, эволюционирует и превращается во что-то новое. Я не против того, когда рождается что-то новое из наработок прошлого.

      Bravo: Противники Lacrimosa любят говорить, что такую мрачную музыку слушают люди, подверженные депрессии. Какой ты видишь свою публику? Есть ли среди ваших слушателей позитивные люди?
      Tilo Wolff: Да, без сомнения! Что касается лично нас, то я, к примеру, очень позитивный человек. :-) Многие говорят, что если ты депрессивен, то обязательно слушаешь тягостную эмоциональную музыку. Но это совершенно не так. В обществе не принято выражать свои эмоции открыто. Люди просто боятся, что их поймут неправильно и навесят клеймо. Мне кажется, что те, кто слушают группу Lacrimosa, - очень смелые люди, которые не боятся открыто выражать свои чувства.
      Anne Nurmi: Я придерживаюсь того же мнения. Люблю открытость и эмоциональность в музыке и людях.

      Bravo: А почему готы так любят носить серебро, а не золото, к примеру? Это своеобразное мировоззрение или просто вопрос моды? :-)
      Tilo Wolff: Золото, как мне кажется, связывают с каким-то личным богатством, а серебро не так заметно и выглядит совершенно не пошло.
      Anne Nurmi: Ну, а главное, это просто красиво. :-)

      Bravo: Есть стереотип, что готы души не чают в кладбищах. А как вы относитесь к смерти? Боитесь ли ее? И вообще, верите в загробную жизнь?
      Tilo Wolff: Со смертью, конечно же, связано много неприятных моментов, но мы оба не боимся ее и верим в загробную жизнь.

      Bravo: Соответственно, и в бога верите?
      Tilo Wolff: Да, конечно.

      Bravo: Тогда представьте себе такую ситуацию: вы имеете отличную возможность поговорить с богом пять минут. Он может ответить лишь на один ваш вопрос. Что бы вы оба хотели у него спросить?
      Tilo Wolff: Мне не так уж сложно представить себе нечто подобное. Я глубоко верующий человек и по-своему общаюсь с богом практически ежедневно. Я бы спросил у него, когда наступит конец света.
      Anne Nurmi: А я бы спросил о том, зачем он нас создал.