Интервью для Dark City

май/июнь 2009 © Алексей "KIDd" Кузовлев, Dark City (№ 50)

      О группе Lacrimosa уже столько всего сказано, столько написано, что не хочется повторять какие-то банальные вещи и перечислять регалии. Скажем просто: у одной из самых любимых отечественной аудиторией групп выходит новый студийный альбом "Sehnsucht". Повод для множества вопросов и... очередного возвращения в Россию с концертами! Особенно теперь, когда основатель, композитор и главный идеолог Lacrimosa Тило Вольфф даже в своем творчестве заявляет о любви к нашей стране! Все подробности - в эксклюзивном телефонном интервью Dark City.


      Dark City: Сегодня поклонники группы безумно счастливы, что заполучили новый альбом, а месяца три назад многие из них недовольно вопрошали, почему приходится так долго ждать. И правда - с момента выпуска "Lichtgestalt" прошло целых четыре года!
      Tilo Wolff: Этому есть простое объяснение. После выпуска "Lichtgestalt" мы два года провели в турах, поэтому у меня не было возможности начать работу над новым материалом. А поскольку многие концерты были записаны на видео, сразу после окончания тура стартовала большая работа по подготовке концертного DVD "Lichtjahre". Надо было просмотреть более тысячи часов видеоматериала - на это тоже потребовалось время - после чего начался монтаж. Всё это происходило в течение 2007 года. Только после того как был выпущен концертный DVD, я смог, наконец, посвятить себя работе над новыми композициями, больше ничто не отвлекало меня от процесса. Первые шаги в этом направлении были предприняты в декабре 2007-го... Помимо Lacrimosa я также посвятил некоторое время своему проекту Snakeskin, и, как многие уже знают, занимался менеджментом Cinema Bizarre. Ведь на то, чтобы настолько продвинуть эту группу, тоже понадобилось много сил и времени.

      Dark City: В популярности Cinema Bizarre мы могли убедиться лично, когда в прошлом году группа дала несколько аншлаговых концертов в России. Кстати, выступали твои протеже почти в таких же залах, что и Lacrimosa - разве что публика была другая. Интересно, тебе самому не обидно, что Cinema Bizarre за какие-то два года добились практически такой же популярности, к которой Lacrimosa шла долгие 20 лет?
      Tilo Wolff: Нет, потому что это значит, что цель, которую я себе, как менеджеру, поставил, - достигнута. Попробуй представить себе следующую ситуацию: я на сцене уже два десятка лет, записал не один альбом, получил огромный гастрольный опыт, я знаю, как работает музыкальный бизнес изнутри, потому что всегда старался все делать сам...

      Dark City: Все правильно: сначала ты работаешь на имя, а потом оно на тебя.
      Tilo Wolff: Да, но Cinema Bizarre - несколько иной случай. Я вообще не хотел, чтобы люди знали, что я стою за всем этим делом. Просто однажды кто-то из журналистов увидел меня на концерте Cinema Bizarre, поползли слухи, и вскоре скрывать мою причастность к группе было уже бессмысленно. К счастью, пока это единственный подобного рода информационный "прокол", поскольку я работаю еще с несколькими проектами, но пока никто не знает их названий (смеется). Я изначально не хотел, чтобы люди ассоциировали меня с Cinema Bizarre, потому что это совсем-совсем другая тема. Для меня это, скажем так, "хобби", что-то, что я могу делать "на стороне". Заниматься менеджментом, реализовывать свои знания, но при этом не выходить на сцену (смеется). Я хотел делать определенную работу, оставаясь при этом в тени. В моем представлении Cinema Bizarre в большей мере - поп-музыка, и я слушаю поп-музыку, но не хочу ее играть на сцене!

      Dark City: При этом многие уже сколько лет обвиняют тебя в том, что Lacrimosa становится все более коммерческой группой.
      Tilo Wolff: Глупости все это. Превращать Lacrimosa в коммерческий проект я не хочу, хотя, заметь, имею для этого все возможности! Многие группы, добившись определенной популярности, хотят отхватить еще больший кусок пирога, вследствие чего начинают идти на поводу у рекорд-лейблов и аудитории, теряют свою индивидуальность, уходят с головой в коммерцию и вот... они больше сами не принадлежат себе! Я не хотел этого для Lacrimosa, все свои знания я решил на практике реализовать в другом проекте, чтобы предотвратить Lacrimosa от любых коммерческих влияний и "соблазнов". Вот тут и появились Cinema Bizarre. Причем и в этом случае коммерция для меня - фактор не доминирующий. Как я уже сказал, мне нравится такая музыка, а главное - я могу на практике применять свои знания. На самом деле это даже забавно, потому что многие думают, что раз Тило Вольфф занимается Cinema Bizarre, значит, он погряз в коммерции. На самом же деле, наоборот - это только удерживает Lacrimosa от коммерциализации.

      Dark City: А Анне Нурми как-нибудь задействована в других проектах?
      Tilo Wolff: Да, в том числе и в Cinema Bizarre. Но Анне больше работала с ними в начале их становления, потому что сейчас она очень занята в Lacrimosa. А когда Cinema Bizarre только стартовали, Анне занималась дизайном одежды для музыкантов.

      Dark City: Да вы и про свой внешний вид не забываете - в очередной раз несколько сменили имидж. Например, у тебя, судя по фотографиям - новая прическа. Не боитесь огорчить фанов своими постоянными перевоплощениями?
      Tilo Wolff: Ну, я же не Элис Купер (смеется)! Я не играю какую-то определенную роль, поэтому не должен на протяжении всей своей музыкальной карьеры выглядеть одинаково. Я, конечно, понимаю, что многие хотели бы, чтобы сегодня я выглядел так же, как и десять или пятнадцать лет назад. Но тогда получалось бы, что я играю какую-то роль... А я, например, не хочу сегодня выглядеть так, как выглядел десять лет назад. Всему свое время, и я должен быть честен по отношению к самом себе. Причем это касается не только музыки, но и внешнего вида. Некоторые говорят, что больше не слушают Lacrimosa, потому что мы больше не выглядим как бунтари, что мы стали какими-то "прилизанными", это уже не андерграунд, да и вообще Lacrimosa уже "не та". Но эти люди не понимают, что если бы я одевался так, как мне больше не хочется одеваться, то, каждый раз выходя на сцену, я чувствовал бы себя не в своей тарелке и не смог бы выкладываться на 100%. Меня на протяжении всего концерта не покидала бы мысль "что-то не так". И люди, конечно, заметили бы это. Это уже был бы не я, это уже было бы нечестно, это уже была бы не Lacrimosa. Думаю, ни я, ни аудитория - никто не хочет этого.

      Dark City: Что аудитория точно хочет - а говорить мы сейчас будем преимущественно о российской публике - так это послушать песню, которая в альбоме значится под шестым порядковым номером. Думаю, даже те, кто далек от творчества Lacrimosa, захотят ее послушать, потому что называется она "I Lost My Star In Krasnodar". Сразу видно, что прошлогодний российский мини-тур запомнился тебе особо!
      Tilo Wolff: Да (смеется). Можно и так сказать.

      Dark City: На самом деле, отбросив все шутки в сторону, это событие из ряда вон, поскольку впервые иностранная группа с мировым именем посвятила песню Краснодару. Одно дело, когда Rammstein поют про Москву, и совсем другое, когда Lacrimosa - про Краснодар. Что тебе так запало в душу?
      Tilo Wolff: Мы отыграли в Краснодаре концерт и на следующее утро прилетели в Санкт-Петербург. Мы приехали в гостиницу, я вошел в свой номер, обошел его, выглянул в окно и... Да, я до сих пор отчетливо помню этот момент! Я тогда подумал: "Вот я, наконец, в городе, в котором всегда мечтал побывать". Но при этом я продолжал думать о Краснодаре, в котором мы были всего несколько часов назад... Краснодаре, о котором я вообще ничего не знал до той поездки. И именно тогда у меня в голове родилась эта строчка: "I Lost My Star In Krasnodar".

      Dark City: Что тебе так запомнилось в этом городе?
      Tilo Wolff: Да многое! Возможно, потому что я вообще не знал, что ожидать от той поездки! Наши приключения начались с ужасного по ощущениям перелета из Москвы... Это было впервые в моей жизни, когда я реально боялся лететь на самолете. А летаю я достаточно часто (смеется). Все началось еще на взлетной полосе, когда мы стояли около самолета в ожидании посадки. Неподалеку от нас стояли люди, которые... курили! Курили на взлетном поле - там, где это категорически запрещено. Если бы это происходило в Швейцарии, то такого курильщика тотчас бы арестовали и даже могли бы спокойно предъявить ему обвинения в терроризме. Разбирательство потом было бы очень и очень большое (смеется). Но не суть...

      Dark City: Да, пока Россия - рай для любителей "курительных палочек", на эту тему говорить можно часами.
      Tilo Wolff: Так вот, я, конечно, был рад, что наш перелет прошел удачно, и это уже было хорошим началом. Первым "сюрпризом" для меня непосредственно в городе, когда мы впервые ехали по улицам Краснодара, стал тот факт, что, несмотря на то, что это город, в котором живет намного меньше людей, чем в Москве или Санкт-Петербурге (около полумиллиона, если я не ошибаюсь), он совсем не кажется маленьким. Когда мы ехали по вечерним улицам в ресторан, все вокруг мне почему-то напоминало юг Франции. Знаешь, такое тихое местечко с невысокими зданиями, где люди могут взять домик в аренду и провести там свой летний отпуск. Да, сначала показалось, что город очень похож на курортный. Но потом мы начали проезжать площади с высотными домами, и все это уже действительно напоминало большой город. Мне очень понравился такой контраст. Абсолютно неожиданным для меня также стал гостиничный номер в Краснодаре - это был пентхауз на крыше гостиницы, который занимал всю ее площадь. Никогда в моей гастрольной жизни мне не приходилось останавливаться в таком шикарном номере, где даже свой камин был (смеется)! Все это было достаточно неожиданно.

      Dark City: То есть, получается, что было множество самых разных мелочей, которые в итоге сложились в одно большое впечатление?
      Tilo Wolff: Да, можно и так сказать! Ведь я действительно не знал, чего ожидать от этой поездки! Потом мне очень запомнился конкурс на лучший готический наряд, который для посетителей нашей автограф-сессии устроили местные организаторы концерта. Очень интересная идея! Мы ничего не знали об этом конкурсе, для нас это был еще один сюрприз. В конкурсе мог принять участие любой желающий, а мы должны были определить победителя. Но это было не так уж и легко, потому что я представил себе, что люди готовились к этому конкурсу несколько дней и как много он для них значит! Поэтому мы выбрали не одного победителя, а сразу четырех. Каждый из них получил билет на концерт и доступ за кулисы. После шоу, пообщавшись с победителями конкурса и с другими нашими поклонниками, я в очередной раз понял, насколько открыты и горды (в хорошем понимании этого слова) русские люди. Насколько уважительно они относятся к своим гостям. И я подумал, что мы должны проявлять не меньше уважения. Именно тогда у меня возникла первая мысль о том, что я напишу подобную песню, и появилась она именно в Краснодаре.

      Dark City: Но ты сделал еще один шаг вперед - записал "русскую" версию "I Lost My Star In Krasnodar", в оригинале полностью исполненную на английском, которая эксклюзивно выпущена в России на EP "I Lost My Star"!
      Tilo Wolff: Во многом это стало возможным благодаря моей давней дружбе и сотрудничеству с компанией Irond и ее сотрудниками. Поскольку они занимались организацией концертов в России, именно они первыми услышали песню "I Lost My Star In Krasnodar", и она им очень понравилась. И тогда я подумал, почему бы не сделать нечто большее? И я надеюсь, что "русская" версия этой песни понравится не только сотрудникам Irond, но всем русскоязычным поклонникам Lacrimosa. И я очень надеюсь, что мое произношение не испортит впечатление от песни и позволит понять, что я пою в этом небольшом кусочке (смеется).

      Dark City: Только попробуй себе представить, как будет звучать эта песня живьем, когда вы вернетесь с концертами в Россию! Наверное, ее будут ждать с еще большим нетерпением, чем "Copycat"!
      Tilo Wolff: Очень надеюсь на это. И не могу дождаться, когда снова взойду на российскую сцену - а теперь особенно и в Краснодаре - чтобы исполнить эту песню и спеть ее вместе с нашей публикой.

      Dark City: Чем "русская" версия песни "I Lost My Star" отличается от альбомной помимо наличия русскоязычного фрагмента?
      Tilo Wolff: Там другое гитарное соло, вокальные бэки в исполнении Анне плюс я добавил немного балалаек, которые достаточно органично вписались.

      Dark City: А кто записал гитарное соло?
      Tilo Wolff: Я сам и записал.

      Dark City: А кто подготовил русскоязычный текст?
      Tilo Wolff: "Русскую" версию "I Lost My Star In Krasnodar" мы готовили совместными усилиями с сотрудниками Irond. Именно они написали текст, записали на аудио, как он должен звучать, и прислали файл нам. Но первый вариант был настолько сложным по звучанию, что я просто не мог его повторить! Я, было, подумал, что от идеи, наверное, придется отказаться, но ребята подготовили альтернативную версию, послушав которую я подумал, что это не так уж и невозможно. Правда, мы потом в студии с Анне много спорили на тему того, как правильно произносятся те или иные слова, потому что у каждого из нас было свое представление о том, как они должны звучать. Но я все же принял сторону Анне, потому что ее дедушка из России - она на генном уровне должна чуть больше понимать в русском языке, чем я (смеется).

      Dark City: Компания Irond тоже поделилась с нами некоторой информацией, и в частности показала оформление уже упомянутого нами в беседе EP "I Lost My Star". Кстати, нарисовала обложку не просто художница - а большой почитатель твоего творчества! По ее словам именно первый приезд Lacrimosa в Россию повлиял на ее решение после длительного перерыва снова взять в руки карандаши и краски.
      Tilo Wolff: Очень приятно это слышать, потому что когда-то меня самого вдохновляли работы других музыкантов. И теперь, оказавшись на их месте... это, конечно, приятно. С другой стороны, я очень рад, что обложку нарисовал не человек, который сделал это только потому, что ему заплатили, а человек, который чувствует и понимает Lacrimosa. И это видно по обложке EP - она очень точно передает нужное настроение, нарисована от души. Обрати внимание - художница идеально угадала, или почувствовала, изобразив на обложке сам момент, когда мне в голову пришла идея песни "I Lost My Star In Krasnodar". Но она об этом точно не знала, потому что я раньше никому об этом не говорил. Однако она изобразила меня стоящим у окна... Это то, во что я всегда верил: не думай, делай так, как подсказывает тебе сердце.

      Dark City: Во время прошлого посещения Lacrimosa России не осталась без внимания твоя травма ноги - ты очень сильно хромал, а за сценой так вообще практически не мог передвигаться без костылей! Как дела сейчас?
      Tilo Wolff: Дела такие, что мне "светит" операция на колене. Но пока доктора разрешили взять мне паузу и даже отыграть тур. Сейчас я могу нормально ходить, без помощи палочки. Иногда боль в колене возвращается, и, чтобы не запустить травму, мне придется пойти на операцию сразу после окончания тура.

      Dark City: Что же приключилось перед самым началом прошлогоднего российско-украинского тура? Разрыв мениска?
      Tilo Wolff: Да, что-то вроде этого. Кусочки разорвавшихся связок по-прежнему находятся у меня в колене, но они хотя бы не мешают ходить. А когда я был в России, они блокировали сустав, поэтому я не мог ходить и испытывал сильные боли.

      Dark City: Еще за месяц до официального релиза в Интернете появилась промо-версия нового альбома с так называемыми "войсоверами". Слушать песни, когда каждый двадцать секунд тебе сообщают, что "вы слушаете альбом такой-то" и получать от процесса хоть какое-нибудь удовольствие крайне проблематично, однако, как ты думаешь, будут ли все эти промо-версии иметь хоть какую-нибудь коллекционную ценность в будущем?
      Tilo Wolff: Сильно сомневаюсь. Оставить подобную версию у себя в коллекции кто-нибудь, возможно, и захочет, но слушать все равно не станет. Тогда какой в этом смысл? Я сам - коллекционер, но никогда не гонялся за промо-версиями, потому что они изначально рассчитаны не для фанов, а представителей СМИ, среди которых далеко не все являются любителями подобной музыки. Я всегда был против того, чтобы эти промо-диски продавали, потому что тогда получается, что люди, которым не интересна музыка группы, зарабатывают на ней какие-то деньги. Потом промо-версии значительно хуже оригинала по всем параметрам и носят временный характер - как только выходит альбом, они сразу же становятся неактуальными и ненужными.

      Dark City: Чем мотивировано твое решение издать новый альбом не только на компакт-диске, но и на виниле? Есть ли в этом вообще смысл, когда вся запись сегодня осуществляется в "цифре"?
      Tilo Wolff: Пусть и так, но новый альбом я, тем не менее, продюсировал по-старинке. Послушайте соврменные записи - и вы, возможно, заметите, что они звучат громко, но при этом совсем нединамично. Причем это встречается даже у топовых артистов, и делается это предумышленно. Не знаю, почему, но людям нравится, когда песня от начала до конца звучит на одном уровне громкости. Хотя при этом музыка теряет в мощи. Представим, что у нас есть песня, которая начинается с акустики - сначала играет гитара, потом вступает вокал, а затем - барабаны. Но если все это записано на одном уровне, то слушатель не чувствует "нарастания", не чувствует мощи. И именно это я не понимаю: на мой взгляд, тихие моменты должны оставаться тихими, а громкие - громкими. Не надо ничего усреднять и сглаживать. Поэтому я продюсирую свою музыку по-старинке - так, как она должна звучать, на мой взгляд.

      Dark City: Как это связано с винилом?
      Tilo Wolff: Он лучше передает все эти моменты. Я помню, как купил и послушал в первый раз альбом "The Final Cut" Pink Floyd. Очень динамичный альбом - когда я послушал его впервые, то был потрясен. В открывающей композиции сначала Роджер Уотерс поет тихо - почти шепчет - а потом он срывается практически на крик. И эта грань чувствуется. А несколько лет спустя я приобрел CD-версию альбома и дал послушать его одной своей знакомой. Ей он очень понравился, поэтому я сказал, чтобы она оставила диск себе, а я купил еще один. Только в этот раз это оказалась ремастированная версия. Я послушал ее и был шокирован: все было на нуле - никакой динамики! Пришлось его поменять (смеется). И виниловая версия "Sehnsucht" в виду особенностей формата будет звучать несколько динамичней, притом, что CD-версия альбома сама по себе уже очень динамичная. И еще одна причина, по которой я хотел сделать виниловую версию - это, конечно, оформление.

      Dark City: Помимо винила и обычного CD-издания еще планируется специальное CD-издание альбома. Чем оно будет отличаться от оригинального?
      Tilo Wolff: Для начала я расскажу, зачем вообще я делаю лимитированное издание. Когда у меня появилась идея обложки, то изначально ее было невозможно реализовать в стиле Lacrimosa, не прервав традицию черно-белого оформления. Но мне все же очень хотелось, чтобы эта идея была воплощена, поэтому я решил сделать специальное издание, как я в свое время поступил с альбомом "Echos". Так люди могут выбрать, какой вариант обложки им больше нравится, и приобрести соответствующее издание. Но отличие в обложках не будет единственным - иначе было бы нечестно. Песни, которые войдут в лимитированное издание, будут несколько отличаться от оригинальных. Например, композиция "I Lost My Star In Krasnodar" на лимитированном издании будет с вокальными бэками Анне. Такого рода различия - дополнительные идеи - можно будет встретить и в других песнях.

      Dark City: После того как русская аудитория добралась до промо-версии альбома, почти сразу же то тут, то там начала звучать шутка, которая тебе покажется абсолютно непонятной, но тем не менее: "Надо же, Тило вдохновляет творчество Боярского!". Чтобы как-то пояснить эту шутку, скажу, что Боярский - это такой культовый, еще советский, актер и певец, а "вдохновила тебя" одна из очень старых песен в его исполнении "Все пройдет, и печаль, и радость", припев которой очень напоминает музыкальную тему из песни "Call Me With The Voice Of Love" с нового альбома. Еще до начала этого интервью я выслал тебе ссылку на эту песню, чтобы ты мог убедиться в этом лично.
      Tilo Wolff: Да, я получил ссылку, но пока не успел ее проверить. Я сделаю это сейчас (некоторая пауза). Я вот сейчас слушаю, и понимаю, о чем ты. Да, ты прав, действительно есть что-то общее (смеется).

      Dark City: Вот некоторые поклонники и шутят - может, пока ты был в России, ты смотрел телевизор в гостинице или слушал радио... в общем, как-то услышал эту песню и музыкальная идея вот таким образом "всплыла" сейчас на альбоме.
      Tilo Wolff: Телевизор, когда я был в России в прошлом году, я практически не смотрел. Разве что только четверть-финальный матч Россия-Голландия во время автограф-сессии в Москве (смеется). Хотя нет, в Краснодаре, опять-таки во время автограф-сессии, я по телевизору увидел клип, который привлек мое внимание (как оказалось позже, это был англоязычный клип Валерии. - прим. KIDd), но то было другое видео. Песню, про которую ты говоришь, я раньше точно никогда не слышал, поэтому очень удивлен таким совпадением.

      Dark City: Назовем это ментальной связью с Россией!
      Tilo Wolff: Возможно, это русская муза пришла ко мне и вдохновила на написание этой песни (смеется). Вообще, у меня порой бывает так, что я просыпаюсь утром, а у меня в голове играет мелодия. Именно так было и с песней "Call Me With the Voice Of Love"! Возможно, это мои прочные связи с Россией как-то дали о себе знать (смеется). А вообще иногда идеи, будь они музыкальными или техническими, как говорится, витают в воздухе.

      Dark City: Ну да, русские считают, что радио изобрел Попов, другие говорят, что итальянец Маркони или Тесла.
      Tilo Wolff: Да, люди, живущие в одно время в разных странах и не знакомые друг с другом, могут независимо прийти к одному и тому же решению. Такое действительно случается, поэтому я очень спокойно отношусь к совпадениям подобного рода.

      Dark City: Наше время интервью, увы, подошло к концу. В заключение скажи, пожалуйста, на что можно рассчитывать после выхода альбома?
      Tilo Wolff: Мы отправимся в тур. Планируем вернуться в Россию - я жду этого с большим нетерпением. А чем я буду заниматься после тура, я пока не знаю. Будет ли это что-то связанное с Lacrimosa или Snakeskin, или... я пока не знаю.


      Один из руководителей компании Irond, Тигран, ответил на наши вопросы, касающиеся очередного приезда Lacrimosa в Россию.

      Dark City: Когда Lacrimosa вернется в Россию?
      Irond: Практически сразу после выхода нового альбома группа собирается отправиться в тур в его поддержку. Уже сейчас известно, что это будут страны Латинской Америки, Азии, Европы и, разумеется, Россия. Тило сам неоднократно в интервью и приватных беседах говорил о том, что с большим удовольствием приедет к нам и в четвертый, и в пятый раз... Работа в данном направлении нами уже давно ведется, и я думаю, что новые концерты Lacrimosa в России состоятся ближе к концу лета/началу осени. Это связано с планированием тура концертным агентством группы, а также, возможно, с тем, что все предыдущие годы Lacrimosa приезжала к нам в июне - пора внести некоторое разнообразие.

      Dark City: Будет ли гастрольная сетка в этом году расширена за счет других городов?
      Irond: Очень хотелось бы, чтобы разразившийся финансовый кризис не помешал этому. Ведь Lacrimosa - группа с мировым именем, которая не может опуститься ниже определенного уровня, когда речь заходит о концертных выступлениях. А уровень этот достаточно высок и далеко не в каждом российском городе, где ждут маэстро, есть хотя бы концертная площадка, отвечающая всем техническим требованиям. Поэтому далеко не все так просто, как кажется обычным поклонникам. Пока всех планов раскрывать не буду - работа по подготовке тура в самом разгаре - но хотелось бы помимо Москвы, Питера и Краснодара показать Lacrimosa еще несколько городов нашего юга, а также попробовать добраться до Сибири. Компания Irond со своей стороны, как и прежде, готова приложить все усилия, но многое зависит и от возможностей местных концертных организаторов.