Lacrimosa: Stille (1997)

Stille
(Безмолвие)
(перевод © Aurelia)

Первый день

Я не сказал ни слова,
Я ничего не сделал...
И это - первый День.

Смущённый бестолково
Тобой, дрожу несмело,
На мне лишь твоя Тень,

Любить тебя - о, видит Бог! - я не хочу.
Но жить... нет, без тебя я не могу...

В твоих глазах сияет смерть
Твоё высокомерие -
Слепого гнева круговерть,
И ярость одновременно.
И ты плюёшь в лицо моё,
Ни глянув даже на него,
Смертельно жалит кровь твоя,
В твоих глазах - лишь ты и я...

Жестокий холод твоих стен -
Лишь он один недостижим;
И в шуме толп, и в криках тех,
Кто пал жестокостью толпы -
Ты о свободе не услышишь
И под влиянием таким,
Мы так живём... живём и дышим...
Бросаясь самым дорогим.
Мной правит Ненависть твоя,
И тех, чью Близость я забыл.


Не всякая боль причиняет страдание

Когда у тебя есть воля,
Ты учишься прощать,
Ты прошлое забываешь;
Приходится собирать
Разбитые кусочки,
И, покорившись судьбе,
Не прятаться в одиночку,
А уйти навстречу себе.

И если бы раньше я знала,
Как теряют близость, то боль
Сейчас бы со мной не играла,
И не было бы страшно одной.
Но все ошибки и промахи
Научили меня строить жизнь
Из пепла твоих сигарет,
Что падает на землю, вниз...

И если б не было боли,
То, может, не так бы всё было -
Ведь опыт - печальный, тяжёлый, -
Сделал меня очень сильной.

Не каждая боль рвёт беззаветно
Нежные струны души.
Ты видишь отличие "да" от "нет"?
Не бойся опасности - поспеши,
Следуй за сердцем к свету,
Живи мечтой и дыши!

Когда ты слушаешь свою душу,
Не жди, что всегда поймёшь сам себя,
Нужно время, терпение нужно,
Нужна вера в начало нового дня -
Возможно, ты её проклянёшь,
Но, найдя ответ, вновь обретёшь.

Мой крест не настолько тяжёл,
Чтоб твой я взять не смогла;
Но мой разум разрушен, сожжён,
И сердце - сгорело дотла...

И если б не было боли,
То, может, не так бы всё было -
Ведь опыт - печальный, тяжёлый, -
Сделал меня очень сильной.

Не каждая боль рвёт беззаветно
Нежные струны души.
Ты видишь отличие "да" от "нет"?
Не бойся опасности - поспеши,
Следуй за сердцем к свету,
Живи мечтой и дыши!


Видишь ли ты меня при свете?

Твои губы сжаты до крови,
Мои - исказила боль.
Счастье быть уязвимым волною накроет,
И душа кричит о большем - с тобой... -
Только крик летит в мой маленький мир...
В пустоту холодных немых витрин;
Так убей себя насколько возможно,
Разгрызи на кусочки мою мерзкую кожу.

И разрушив мой храм, ты так же будешь пустой,
Лишь на миг опьянев от крови моей;
И солгав, обманув, остаёшься собой,
Ограждая себя от улыбок зверей.

Два глаза, и слева и справа - уши,
Но мёртв, как слепая рыба.
Нет, никогда ты не будешь лучше,
Не поймёшь меня, каким бы я ни был.
Ты можешь лишь говорить обо мне -
И неважно - правду, ложь - кто поверит?
Ибо я для тебя - просто капля в дожде,
Я тебе до банального параллелен...

Только ты для меня - последняя повесть,
Балансир моей жизни и смерти, финал,
Ты убийца истины, предатель совести...
Вспыхнув яростью, слепо устроишь пожар,
Излучая всю мудрость свою, лицемерие,
Свою страсть выпускаешь ты громом в глазах,
Твоя глупость - радость твоя, кратковременная, -
Разрушает твой разум - в пепел и прах.

И разрушив мой храм, всё такой же пустой
Ты останешься, лишь на миг опьянев;
Больше нечего ждать - только ложь свою пой;
Наслаждайся обманом, смакуй свой гнев.
И при этом всём - ты видишь меня -
В улыбке луны, в свете нового дня?!

Два глаза, и слева и справа - уши,
Но мёртв, как слепая рыба.
Нет, никогда ты не будешь лучше,
Не поймёшь меня, каким бы я ни был.
Ты можешь лишь говорить обо мне -
И неважно - правду, ложь - кто поверит?
Ибо я для тебя - просто капля в дожде,
Я тебе до банального параллелен...

Только ты для меня - последняя повесть,
Балансир моей жизни и смерти, мой крик,
Ты убийца истины, предатель совести;
Слепой гордости короткий миг;
Твоя сила совсем не в беседе -
В монологе ты жертву ищешь,
Тишина тебе снова ответит,
И удержит тебя в этой жизни.

Два глаза, и сердце - не там, где нужно,
Ты - словно эхо нашего времени;
Рупор кричащий, готовый разрушить
Криком своим всё, что потеряно.
А я ведь немного хотел сказать,
Потому что всё тобой уже сказано,
А ты опять будешь хохотать,
Пока я кровь буду пить... - твою кровь безобразную!

Два глаза и сердце - не там, где всегда,
Глухой, как мёртвая рыба,
Но ты меня не поймёшь никогда
Каким бы я только ни был...

Ты не можешь меня понять...
Никогда - не простить, ни принять...


Твоя близость

Что ещё я должен тебе рассказать,
Если всё уже сказано, всё обговорено?
И я не могу разговор продолжать -
В разные стороны мчимся с тобою мы...

Что ещё ты хочешь услышать теперь,
Когда всё уже давным-давно сказано?
Но слова мои бьются в душу тебе,
Как в стену глухую, не пробившись ни разу...

Одурманенный тихой надеждой,
Слепой страстью сжигаемый день ото дня.
И, прячусь во тьме, как и прежде -
Лишь одно мне известно: я люблю тебя.

Что тебе рассказать я должен ещё,
Если всё уже сказано, сделано, пройдено?
Если стянуто тучами небо моё,
Ты молчишь, заглушая мой крик нестройный.

Я бы мог закричать, я бы мог зарыдать,
И ты никогда не узнала бы этого,
Но я жив, и люблю, и я здесь - для тебя,
И я близость твою вижу в снах фиолетовых.
Мне снится: ты рядом, но вечно молчишь -
Игнорируешь все, что осталось нам...
Я прошу - хоть раз ты меня услышь -
Не бросай меня здесь, пожалуйста!!!
Я один не смогу выжить рядом с тобой -
Ну взгляни на меня - на коленях молю!!!
И хоть раз моим крикам свою душу открой,
Ты же знаешь - я здесь, я живу, я люблю...

Когда всё уже сказано, стёрто, запылено,
И когда остаётся вокруг пустота -
Я закрываю глаза, вспомнив все, что забыли мы -
Всё что было когда-то в нашем Всегда.
И шепчу себе сказку о тебе и об ангелах -
О святых небесах, о твоей человечности;
О силе любви, что не сравнить - и не сравнивай...

Хотя знаю, что это путь бесконечности,
Который мне нелегко продолжать:
Я пойман в силки своей собственной слабостью,
Зажат в темноте своей заурядностью -

Что ещё я должен тебе рассказать?..


Гордое сердце

Чувствовать во имя ощущений -
Свою душу, свои чувства;
Моя совесть, моё сердце
В пропасти моих изнеможений -
Там, где билась жизнь, там стало пусто,
Там, где я хожу по краю света -
Там внутри так хрупко сжалась вера
И снаружи дуновеньем ветра
Слабым я кажусь. Песчинкой пепла.

Это плохо? Хорошо ли это?
Это больно? Страшно? Это честно?
Что зовётся жизнью - неизвестно...
Нет! И всё...
Так честно, человечно -
Прокляты все истины навечно.

То, что видишь ты, в глазах толпы - невзрачно,
Что толпа в тебе увидит - пошло, глупо.
Так предосудительно, прозрачно
И наивно так, и так невнятно скупо.
Это глубже и намного больше -
И сильнее - в этом Человек
Весь - он ищет силы, ищет - боже! -
Ложь... иллюзию... слепой, слепой навек!..

Его ладони перепачканы в крови,
И слёзы льются по лицу ручьями,
Но на губах улыбка, и надежда глубоко внутри;
То человек - с печальными глазами -
Встаёт над мерзостью и пошлостью обид,
Испачканный, но гордый, гордый сердцем...
И сердце гордое стучит, стучит, стучит
И ждёт чего-то нового за гранью этой дверцы...
И новых снов, и новых солнц - так жаждет, так болит!

А мои руки - так ли уж безмолвны?
Глаза - слепы, стары, слабы? Не по моей вине...
И сердце кровью пропиталось словно...
Я человек? Я боль? Кто честно скажет мне?
Быть может, в этот миг я каплей чистой
Возник в твоих безоблачных глазах,
Стекаю по твоей щеке, легко и быстро,
И умираю поцелуем на губах...

Мои ладони перепачканы в крови,
И слёзы льются по лицу ручьями,
Но на губах улыбка, и надежда глубоко внутри;
То я предстал перед тобой - с печальными глазами -
Встаю над мерзостью и пошлостью обид
Испачканный, но гордый, гордый сердцем...
И сердце гордое стучит, стучит, стучит
И ждёт чего-то нового за гранью этой дверцы...
И новых звёзд, и новых солнц - так жаждет, так болит!


Мое второе сердце

И кого ты хочешь теперь обмануть?
От кого ещё хочешь спрятаться?
Я по-твоему кто? Человек или муть?
Моя кровь по плоти не катится?
Или я только сон? Взлёт убитой души -
Гордой, высокомерной, сгоревшей дотла?
У меня нет сердца? - Ломай всё, круши,
Но знай: у меня их два!

Это трещина - от тщеславия,
Я измучен твоими реалиями;
...притаилась в уголке губ так зыбко
Мрачно-тихая, вымученная улыбка.

Каким ясным ты видишь меня в этом зеркале -
И каким искажённым я вижу себя;
Все эскизы лица моего в нём померкли -
А зеркало молвит, разбивая края:

"Когда ты целуешь, об убийстве мечтая,
Моё сердце второе - молчи, успокойся,
Я тебя как всегда, прячу, оберегаю -
Только ты исполняй свой долг и не бойся.
Потому что тебя здесь не видят, не слышат..."


Слишком глупо однажды я в прошлом солгал,
И теперь - с опозданием - да, так и нужно,
Я должен признать то, что раньше скрывал:

Всегда то сердце, что справа от трещины,
Любило левое - ни больше, ни меньше...


Положи этому конец

Тсс... Тихо... Слушай тишину,
Прислушайся к потоку крови,
Струящейся по венам, к сну,
К дыханью истины в ладони,
К воспоминаниям, что сводят
Тебя с ума, и слушай страх -
Услышь, как прошлое уходит -
На цыпочках? На каблуках?
Как всё по-разному сгорает,
Как всё уходит, умирает...
И улетая безвозвратно,
Не возвращается обратно.

Закончи это, заверши,
Не заставляй больше страдать,
Не надо больше обещать -
Ты должен истину искать -
Найти, принять... Ищи! Спеши!
Заставь умолкнуть гордый крик -
Не надо больше унижений,
Твоих корыстных извинений -
Ты должен крылья распластать -
Мечтать, летать! Хотя б на миг.

Я видела, как струйкой льётся
Твоя малиновая кровь;
И вкус того, что остаётся
После твоих ненужных слов -
Я тоже помню; помню тени
В глазах, во взгляде серый дым
Как мог ты вдруг сойти со сцены?
Как мог перестать быть живым?
Ты без излишних колебаний
Вдруг прекратил существовать -
Но против воли... Без желаний...
И дальше как?.. Куда бежать?

Собрать разбитые кусочки
В один волшебный амулет
И выжить - выжить в одиночку...
Поверь в себя, ты - Человек:
Ты можешь, как и все, быть слабым,
И можешь чувства выпускать,
Над чувствами не волен разум...
Только не надо забывать:
Когда приподнимаешь маску,
Не трать слова на тех, кому
Ты верил, а они бесстрастно
Тебя втоптали в эту тьму.


Улица времени

Я видел что-то... это было Человечество...

И сквозь туман я видел глупость, искалеченность
Природы человеческой, и зверства,
И свойственные людям изуверства...

Я ждал весь день. Весь день шли мимо люди.
Я видел сотни жизней, миллионы судеб...
Но вечер наступил, и опустели все пути...
И я устал. Куда ещё идти?

Стоять часами на Улице Времени,
В пути годами - по Улице Времени,
До Завтра пешком из Вчера потерянного,
На Улице Времени. По Улице Времени.


Я видел людей - со всех сторон,
Недалеко, вниз по улице, немели от страха
Те, кого братья сбивали с ног,
Беспощадно растаптывая в пепел и прах.
Я видел людей, глубоко несчастных,
Разочарованных, кем-то преданных,
Людей, что в юности своей прекрасной
Уже бьются в агонии, ложью истерзанные.

И побеждённых, и победителей,
Крепких и слабых, совсем обессиленных...
Финалом для всех была общая ненависть -
Такими они уходили под землю.

Я видел славу великих ньютoнов,
Я слышал их речи, что вечными стали,
Я был взволнован и глубоко тронут,
Но прежде я видел, как они умирали;
Я видел конец их мечтаний, видений...
Я шёл через войны, сквозь гибель и страх...
Я видел всё это - на Улице Времени.
Я видел как Мир нёс Войну на руках,
Себя расстрелявшую в приступе ярости...
И вечно над Миром стоял Эгоизм.
А я всё бежал через ночь, через слабости,
Сквозь слёзы - бежал я по улице вниз.

И сквозь туман я видел глупость, искалеченность
Природы человеческой, и зверства,
И свойственные людям изуверства...

Я видел что-то... это было Человечество...

А когда ночь убежала от солнца,
Передо мной возникло юное,
Великое Время, что не вернётся,
Время греков - красивое, бурное.
И великая сила этих людей,
Их надежда и мужество проникли в меня,
И наполнили путь мой светом дня,
И впервые с радостью я вышел из тени.
И, без сил от увиденных мною картин,
Я прилёг у стены великих Афин...

И в тот миг, когда я глаза закрыл,
Я увидел, что на земле остаётся:
Полный гордости, и надежды, и сил -
Молодой народ рос под ликом Солнца.