Lacrimosa: Stille (1997)

Stille
(Безмолви)
(перевод © Morgana Himmelgrau)

Первый день

Я ничего не сказал
И даже ничего не сделал:
Это - первый день.
Ты держишь меня в смущении
И укрываешь меня тьмой.
Я не хочу любить тебя,
Но и жить без тебя не могу...
Ты держишь меня в смущении
И укрываешь меня тьмой.
Я не хочу любить тебя,
Но и жить без тебя не могу...

В твоих глазах сияет смерть,
Твой задор - слепая ярость.
Ты плюешь мне в лицо,
И при этом не замечаешь меня.
В твоих глазах сияет смерть,
Твой задор - слепая ярость.
Ты харкаешь кровью, удар настигает меня:
В твоих глазах - ты и я...

Жестокость замкнутости
Одна остается недостижимой.
При всем шуме и криках
Ты все же никогда не бываешь свободной от влияния других.
Итак, я отдан во власть твоему гневу,
Твоему гневу и гневу тех,
О чьей близости я забыл...

Жестокость замкнутости
Одна остается недостижимой.
При всем шуме и криках
Ты все же никогда не бываешь свободной от влияния других.
Итак, я отдан во власть твоему гневу,
Твоему гневу и гневу тех,
О чьей близости я забыл...


Не всякая боль причиняет страдание

Когда у тебя есть воля,
Ты учишься прощать и забывать.
Тебе необходимо собрать осколки и
Смиренно выбраться из того убежища,
В котором ты прячешься.
Если бы я не знала, что значит терять,
Мне бы не было больше больно.
Ошибки учили выстраивать жизнь
Из пепла, опускавшегося на землю.

Без боли это было бы не одно и то же:
Опыт сделал меня сильной...

Не всякая боль причиняет страдание
Глубоко внутри,
Когда ты учишься различать.
Не пугайся опасности,
Следуй за своим сердцем к свету,
Живи мечтой и дыши!

Когда ты прислушиваешься к себе,
Не ожидай всегда найти понимание.
Это требует времени...
Ты можешь утратить веру,
Но не бойся найти решение.
Моя ноша не была настолько тяжела,
Чтобы я не смогла разделить и твою...
Мое горящее сердце - невыносимо!
Мой оптимистично настроенный разум - разрушен!

Без боли это было бы не одно и то же:
Опыт сделал меня сильной...

Не всякая боль причиняет страдание
Глубоко внутри,
Когда ты учишься различать.
Не пугайся опасности,
Следуй за своим сердцем к свету,
Живи мечтой и дыши!


Видишь ли ты меня при свете?

Твои губы плотно сжаты,
Мои - жестоко искажены.
Экстаз уязвимости,
Душа кричит о большем.
Лишь вовнутрь, в мой маленький мир,
Сожри себя вплоть до эшафота,
Разгрызи каждую клетку моей холодной сырой кожи.

И ты остаешься пустым, ты разрушал,
Лишь секунды испытывая это опьянение.
И ты остаешься пустым, ты лгал и обманывал,
И при этом проецировал лишь себя.

Два глаза на лице и уши слева и справа,
А так слеп, как дохлая рыба,
Ты не можешь меня понять...
Нет, ты меня никогда не поймешь.
Ты можешь только говорить обо мне -
Тебе насрать, правду или нет,
Ибо результат тебя не затрагивает.
Ты - последняя инстанция,
Ты - балансир весов,
Ты - убийца всякой истинной сути.

На краткое мгновение слепого озорства
Ты излучаешь свою мудрость, свое лицемерие, свою страсть
И ты ни в чем не можешь упрекнуть себя.
Твоя глупость - вот стремление,
Которое медленно уничтожает твой рассудок.

И ты остаешься пустым, ты разрушал,
Лишь секунды испытывая это краткое опьянение
И тебе надо больше, ты должен лгать и обманывать,
Но при этом - видишь ли ты меня при свете?

Два глаза на лице и уши слева и справа,
А так глух, как дохлая рыба,
Нет, ты не можешь меня понять...
Нет, ты меня никогда не поймешь.
Только писать ты можешь обо мне -
Тебе насрать, правду или нет,
Ибо результат тебя не затрагивает.
Ты - последняя инстанция,
Ты - балансир весов,
Ты - убийца всякой истинной сути.

Не в беседе твоя сила,
А в монологе ты ищешь жертву,
Чье существование в тебе поддерживает жизнь.
Два глаза на лице и сердце на ложном месте:
Ты - отголосок нашего времени,
Ты - повсеместный рупор.
Я не хотел бы много говорить,
Ибо ты уже сказал достаточно.
Вероятно, ты снова рассмеешься,
Пока я буду пить кровь -
Твою кровь!

Два глаза на лице и сердце на ложном месте,
И так глух, как дохлая рыба...
Нет, ты не можешь меня понять.
Нет, ты никогда меня не поймешь!
Ты никогда меня не поймешь!


Твоя близость

Что еще я должен тебе рассказать,
Когда всё уже сказано?
И я ведь не могу с тобой говорить...

Что еще я должен тебе рассказать,
Когда всё уже сказано?
Но ни одно мое слово не было тобою услышано...

В чистом упоении безмолвной надежды,
В заблуждении слепой страсти,
Стою я, растерянный, загнанный в угол
И знаю только одно - я люблю тебя!

Что еще я должен тебе рассказать,
Когда всё уже сказано?..
Когда твое молчание заглушает мои слова?..
Когда мои небеса покрываются мраком?..

Что еще я должен тебе рассказать,
Когда ничего больше не осталось?..

Я мог бы закричать, мог бы зарыдать
И ты об этом ничего б не узнала.
Я жив и я люблю, и не существую для тебя.
Я грежу твоей близостью...
Мечтаю, что ты со мною рядом.
Однако знаю, что ты никогда со мной не заговоришь.


Я прошу тебя, не игнорируй меня...
Не оставляй меня в одиночестве...
Только не вблизи от тебя...
Прошу, взгляни на меня!..
Прошу, поговори со мной!..
Прошу тебя...

...Когда всё уже сказано,
Когда больше ничего не осталось,
Тогда я закрываю глаза
И рассказываю себе о тебе,
О небесах и обо всех ангелах,
И о твоей человечности...
Я говорю о силе любви и о большем...
Однако я знаю, я не смогу пройти этот путь,
Никогда не смогу быть с тобой...
Я - пленник в собственном мире,
В собственной заурядности...

Что еще я должен тебе рассказать?..


Гордое сердце

Чувствовать, чтобы ощущать
Свои чувства,
Свою душу,
Свою совесть
И сердце,
В пучине своей жизни,
На краю себя самого...
Хрупкий глубоко внутри
И слабый снаружи...

Плохо ли это?
А что хорошо?
Это ли болезнь?
А что зовется "жить"?
Нет!
Это только лишь честно, по-человечески
И проклято...
Это же всего лишь истина...

В глазах пошлости,
В глазах общества -
Просто предосудителен, прозрачен...
Но все же глубже, сильнее и намного больше:
Таков человек
Только в поисках силы,
В поисках лжи, слепой иллюзии
И легкомыслия.

С руками, кровью измазанными,
Со слезами на лице,
Улыбкой на губах
И надеждой глубоко во взоре, -
Из грязи также подняться,
Густо испачканный и сердцем гордый,
К жизни вновь пробужденный
И пробужденный, совершенно новым, для жизни.

Мои руки - слепы и безмолвны?
Мои глаза - стары и слабы?
Мое сердце - лишенное крови?
И при всем этом лишь честное...
Я - человек?
Я - боль?
Я - слеза и поцелуй, одновременно?!..

С руками, кровью измазанными,
Со слезами на лице,
Улыбкой на губах
И надеждой глубоко во взоре, -
Из грязи также подняться,
Густо испачканный и сердцем гордый,
К жизни вновь пробужденный
И пробужденный, совершенно новым, для жизни.


Мое второе сердце

Кого еще ты хочешь обмануть?
От кого ты пытаешься скрыться?
Разве я не человек?
Из плоти и крови?
Разве я только мечта?
Заносчивость души?
Разве у меня нет сердца?
Так у меня их два...

Треснувший от тщеславия,
Измученный в действительности...
...Мрачная улыбка уголком губ...

Каким ясным кажется мое отражение.
И каким искаженным кажусь я себе сам.
Каким поверхностным рисует зеркало мое лицо
И, многими слоями распахиваясь, произносит:

"Когда ты целуешь и думаешь об убийстве,
Мое второе сердце, не беспокойся!
Я ежедневно прикрываю тебя,
Оберегаю тебя, как ты - меня.
Всегда лишь долг свой исполняй,
Ибо люди не знают и не слышат тебя!"


Слишком глупо, что я однажды притворился...
Слишком глупо, что я не солгал безмолвно...
Теперь же, хоть и поздно, должен я признать,
Что ты - мое правое сердце -
Всегда любило левое...


Положи этому конец

Прислушайся к тишине,
Слушай, как струится твоя кровь,
Ищи истину.
Слушай тишину,
Воспоминания, сводящие тебя с ума.
Слушай, о, слушай внутри страха.
Каким иным представляется это горение,
Отдающее все и не обретаемое вновь...

Положи этому конец!
Не вынуждай больше страдать.
Не надо больше пустых обещаний!
Ступай, найди для себя истину
И прими ее!
Положи этому конец!
Не надо больше унижающих извинений.
Ты должен расправить свои слабые крылья,
Хотя бы на один день!
Хотя бы на один день!

Я наблюдала, как струится твоя пурпурная кровь,
Пробовала на вкус горечь умирающих амбиций,
А потом видела тени в твоих глазах.
Как ты мог утратить чувство быть живым?
Не колеблясь, ты прекратил существование,
Против собственной воли...

Выход и бегство - собери осколки,
Реши головоломку и останься в живых!
Верь в себя!
Ты тоже можешь быть слабым - эмоции расшатаны,
Когда ты заглядываешь за маску.
Не трать слов на тех, кому ты верил,
Если всё, что они сделали, это оставили тебя в беде...

Положи этому конец!
Не вынуждай больше страдать.
Не надо больше пустых обещаний!
Ступай, найди для себя истину
И прими ее!
Положи этому конец!
Не надо больше унижающих извинений.
Ты должен расправить свои слабые крылья,
Хотя бы на один день!
Хотя бы на один день!


Улица времени

...И то, что я видел, было человечеством...

И то, что я видел, было глупостью,
Жестоким поведением,
Столь свойственным человеку...

Весь день я ждал
И видел людей, проходящих мимо меня.
Теперь же наступил вечер и улица опустела.
Я устал...
Куда же я должен еще идти?

На улице времени
Один, уже часами...
На улице времени
Теперь я уже в пути...
На улице времени
Мой путь ведет меня во вчера...
На улице времени...
По улице времени...

Повсюду я видел людей,
Недалеко, вниз по улице, онемевших от страха.
Их сбивали с ног их же собратья
И растаптывали беспощадно.
Я видел людей, глубоко сконфуженных,
Людей, которых предали, разочарованных.
Людей, уже в ранние годы жизни
Предающихся агонии.

Побежденные или как победители,
Укрепленные или обессиленные...
В конце остается лишь ненависть,
И такими они сходят в землю.

Я видел залы славы великих людей.
Я сам слышал их речи.
Я был взволнован и глубоко тронут,
Но еще прежде я видел их финал,
А также конец их видениям.
Я проходил сквозь войны,
Видел страх и гибель...
И всё едино - война иль мир:
Эгоизм - слепая ненависть -
Всегда был здесь для противостояния...
А я бежал дальше сквозь ночь,
И видел все больше и больше слез,
Я продолжал бежать вперед...

И то, что я видел, было глупостью,
Жестоким поведением,
Столь свойственным человеку...

...И то, что я видел, было человечеством...

А когда наступило утро
И ночь отступила пред солнцем,
Передо мной возникло, юное и бурное,
Великое время греков.
И надежда этих людей,
Их мужество и сила,
Наполнили меня в моем пути.
Впервые с радостью,
Но обессиленный от всех увиденных времен,
Прилег я у стен Афин.

И в то время, когда я закрывал глаза,
Я видел, как - полон надежды и гордости -
Пред ликом солнца рос юный народ...