Души на краю пропасти

2004 © Daniela Sickinger, Orkus
перевод © Morgana Himmelgrau

      С давних пор вокруг змей вьются мифы и легенды, и подобным же образом представлял себя до недавнего времени окутанный тайной проект Snakeskin. Хотя треки "Melissa" и "I Am The Dark" произвели в клубах своего рода сенсацию, никто не мог точно сказать, кто же тот музыкант, который стоит за этим необычным звучанием. Теперь, с выходом в свет альбома "Music For The Lost", пала последняя пелена: за Snakeskin скрывается никто иной, как Тило Вольфф!


      Orkus: Спустя 14 лет жизни Лакримозы, ты теперь осуществляешь свой первый соло-проект. С каких пор у тебя возникла эта мысль?
      Tilo Wolff: Собственно, 14 лет назад, так как Лакримоза не является группой в обычном понимании этого слова, а в принципе представляет собой музыкальную сторону моих текстов, и, конечно, с самого начала зачастую было так, что не все подходило Лакримозе, поэтому всегда имелось пространство для другого проекта. У меня всегда было намерение исследовать новые плоскости, только никогда не было на это времени.

      Orkus: Это на самом деле был только вопрос времени?
      Tilo Wolff: В принципе, да. Ну, и как в случае с хорошим вином, это был, возможно, еще и вопрос определенной выдержки. Если бы эти десять лет я не боролся, не было бы такой эмоциональной глубины, которую теперь получил Snakeskin, ибо, возможно, я не был бы в состоянии заниматься так углубленно экспериментами наряду с Лакримозой. Это не означает ни того, что Лакримоза тогда была поверхностной, ни того, что теперь она стала для меня неважна, но однажды у человека появляется определенное чувство спокойствия, которое дает ему возможность яснее видеть, а также "ступать по карнизу", ибо отсутствует страх упасть.

      Orkus: В чем различие между Лакримозой и Snakeskin?
      Tilo Wolff: А нет этого различия. Это примерно тот же самый котел, из которого я черпаю. А именно - моя душа, мои чувства и мои эмоции. Просто под иным освещением. Чтобы было более конкретно, продемонстрирую это на примере текстов: все они написаны на английском языке. Хорошо, я и для Лакримозы писал тексты на английском, но еще никогда не записывал целый альбом на этом языке. В буклете напечатаны только отрывки из текстов, и когда человек слушает альбом, он едва ли понимает тексты. Для всего этого есть свои причины. Когда мы, к примеру, были с Лакримозой на концертах зарубежом, к нам часто подходили люди, которые говорили: "Я не знаю немецкого, но это, собственно, и не имеет значения, потому что музыка так много выражает, что я точно знаю, о чем идет речь в песне." Вот это-то Snakeskin и представляет: слушатель не понимает текстов, но чувствует, что они выражают. Некоторые из текстов я даже не записывал, а только пел их, чтобы почувствовать себя на месте слушателей, и я не знаю, смогу ли я, к примеру, через десять лет различить, что я пел, так как даже я могу разобрать далеко не все слова.

      Orkus: Что это за эмоции, которые ты выражаешь с помощью Snakeskin?
      Tilo Wolff: Как в музыкальном плане, так и в плане текстов, я бы охарактеризовал Snakeskin как местоположение на краю пропасти. Также, как и Лакримоза, Snakeskin отображает и перерабатывает пропасти моей души, то, что я пережил, то, что со мной происходило за те несколько лет, когда мне было позволено ступать по этой земле. Таким образом, когда я пою "I Am The Dark" ("Я - тьма"), это стопроцентно так. Это не означает, что я во все времена и навсегда представляю собой тьму, что я настолько бездонно злобен, но просто на тот момент, когда я писал эту песню, когда я ее пел, я чувствовал себя именно так.

      Orkus: Даже название альбома - Music For The Lost - отражает это самое "местоположение на краю пропасти". Кому адресована твоя музыка?
      Tilo Wolff: Прежде всего, я хотел бы подчеркнуть, что это - не коммерческий альбом. Величина публики для меня сейчас имеет столь же мало значения, как и прежде с Лакримозой. Я еще помню, как первый альбом не шел в магазинах и что за весь год продавалось по четыре-пять экземляров в месяц. Однако, это меня не остановило и я записал второй альбом. Скажем так, я еще ни разу не писал музыку ради того, чтобы стать богатым и знаменитым, или чтобы заполучить себе в постель симпатичных девчонок. Для меня музыка всегда была своего рода насилием, болезнью. И Snakeskin можно рассматривать подобным же образом. Это музыка для тех людей, которые нуждаются в ней, это музыка для заблудших, одиноких и покинутых, это музыка для тех, кто ощущает в себе те же самые пропасти, которые представлены на этом альбоме. Мне часто задавали вопрос: "Этот вокал - суперэкстремальный, кто будет его слушать?" Конечно, я знаю, что 99 процентов людей скажут, что это вообще не музыка, что этот альбом - вырождение. Но есть тот самый один процент людей, так называемые "заблудшие люди", которые могут чувствовать и воспринимать музыку точно так же, как я, когда ее записывал.

      Orkus: А действительно ли уже были настолько негативные отзывы?
      Tilo Wolff: Да, конечно. Когда я поставил альбом своей лучшей подруге, в середине второй песни она умоляла меня его выключить, потому что ее затошнило. В течение всей истории возникновения Snakeskin не было ни единого человека, которому бы этот проект понравился. Я стоял почти один на всем долгом пути, и только когда первые записи попали в руки ди-джеям, я впервые получил положительные отзывы. Но и здесь я снова вижу связь с Лакримозой. При записи альбома "Angst" я стоял в студии и во время пения мог видеть, как оба звукоинженера в режиссерской комнате просто умирали со смеху, хохоча над моей музыкой, моими текстами и моей манерой петь. Со Snakeskin была та же история, с той только разницей, что теперь их тянуло не посмеяться, а проблеваться. (смеется)

      Orkus: Откуда ты берешь силы, чтобы, не обращая внимания на подобную реакцию, упорно держаться своей музыки?
      Tilo Wolff: Поскольку она стопроцентно отражает мою личность, я должен ее держаться, в противном случае я бы отказался от самого себя. Этого я, конечно, не могу сделать, если я мало-мальски люблю себя, и это важно - суметь признать все свои странные заскоки, эмоции и мысли. Или, по меньшей мере, попытаться сделать это... "Если вы хотите достичь источника, вы должны плыть против течения!" - это было и по-прежнему остается моим девизом. Человек должен делать только то, что считает для себя правильным. И если только нечто подобное его затронет, тогда, собственно, человек уже достиг чего-то значительного.

      Orkus: Однако, не было ли тебе страшно созданием Snakeskin вызвать у поклонников Лакримозы, по меньшей мере, раздражение?
      Tilo Wolff: Да. (смеется) И очень. Но я должен был пойти на этот риск. В случае с Лакримозой, я никогда не думал о том, что скажут поклонники о новом альбоме Лакримозы, так что я мог себе позволить не задаваться, собственно, таким вопросом и в случае со Snakeskin. Но некоторый мандраж у меня все же был. (смеется)

      Orkus: В чем выражался этот страх?
      Tilo Wolff: Возможно, я пропускал на стаканчик больше, чем прежде. (смеется)

      Orkus: Случайно, не было ли уже отзывов именно от поклонников Лакримозы на треки, звучавшие в клубах?
      Tilo Wolff: До тех пор пока не было официального подтверждения, что за Snakeskin стою именно я, но при том, что адрес официального сайта Snakeskin был известен и некто разузнал, что он хостится там же, где и официальный сайт Лакримозы, по интернету начали курсировать слухи, что, возможно, за проектом Snakeskin скрывается Тило Вольфф. Это было интересно. С одной стороны, были обсуждения среди фанов электро-музыки, которые находили Snakeskin классным, но как только узнали, что за проектом может скрываться кто-то из "длинноволосых", стали стыдиться того, что прежде музыка Snakeskin им нравилась. С другой стороны, были обсуждения среди поклонников Лакримозы, которые говорили: "Классно, что этот проект создан Тило Вольффом, но зачем же в таком направлении? Зачем столько электроники? И зачем настолько жестко и брутально?.." Люди, которые находят музыку Snakeskin хорошей, разочарованы, потому что она создана мной; а люди, которые знают, что это мой проект, разочарованы тем, что он звучит настолько брутально. (смеется) В общем, как и было сказано: музыка для заблудших!

      Orkus: А в какой, собственно, мере в Snakeskin была вовлечена Анне Нурми?
      Tilo Wolff: В определенный момент Анне стала чрезвычайно важна для Snakeskin. Я написал одну песню и когда сделал для нее арранжировку, то подумал, что она вполне подходит для Лакримозы. И тогда я поставил ее, Анне послушала и сказала: "Нет, не делай этого. В этой песне ты создал свой собственный стиль." Ну, сначала у нее тоже были некоторые проблемы с восприятием вокала, но после двух или трех прослушиваний она сказала, чтобы я следовал выбранному пути. Могло бы так быть, что я начал бы обирать Snakeskin и, к примеру, выпустил бы альбом только через год, если бы она так не сказала. Она всячески поддерживала меня, что для меня было важно еще в случае с Лакримозой. Она - первая, кому я ставил слушать новые треки и кого о них спрашивал. Имеет ли все это вообще смысл? Должен ли я продолжать? Приемлима ли для тебя такая форма музыкального выражения? И подобную работу она выполнила по меньшей мере один раз и для Snakeskin, поэтому если ее нет на альбоме в музыкальном смысле, то в буклете она представлена... А вот тут, собственно, можно поразгадывать загадки: Анне сделала кое-что для буклета, но что именно - вероятно, не разгадать, если не знать об этом. Но кто ищет, тот найдет. (смеется)